Аналитические материалы

О неотложных мерах по укреплению экономической стабильности и выводу экономики Брянской области на траекторию опережающего развития

Аналитический коллектив под руководством ответственного секретаря Изборского клуба  О.В. Розанова, рассмотрев ключевые показатели социально-экономического положения Брянской области и выявив наиболее острые проблемы, подготовил доклад: «О неотложных мерах по укреплению экономической стабильности и выводу экономики Брянской области на траекторию опережающего развития». Данная работа включает в себяпредложения по улучшению социально-экономического положения региона. Доклад был передан Полномочному представителю Президента Российской Федерации в Центральном федеральном округе А.Д. Беглову, Губернатору Брянской области А.В. Богомазу, Главному федеральному инспектору по Брянской области Л.М. Соломатину, Председателю Брянской областной Думы В.И. Попкову.

Содержание 

I Анализ ключевых проблем социально-экономического развития Брянской области    3

II Пути решения социально-экономических проблем Брянской области                            6

  1. Инвестиционная политика                                                                                                             6
  2. Отраслевая политика                                                                                                                      10
  3. Демографическая и кадровая политика                                                                                    14

 

I Анализ ключевых проблем социально-экономического развития Брянской области

Главной целью экспертного доклада является выявление проблем, препятствующих социально-экономическому развитию Брянской области, и обоснование способов их устранения в целях перехода к устойчивому развитию региона.

В ходе работы экспертной группы на основании открытых статистических данных были выявлены следующие наиболее серьёзные социально-экономические проблемы Брянской области.

  1. Низкая производительность труда в народном хозяйстве области. По объему валового регионального продукта на душу населения (178,9 тыс. руб.) область в 2013-м занимала 68-е место из 83-х регионов РФ. Для примера: у занимающих среднее положение Удмуртии и Астраханской области тот же показатель составляет соответственно 266,8 и 263,5 тыс. руб.
  2. Основной причиной низкой производительности труда является недостаток инвестиций и просчеты в инвестиционной политике. Размер инвестиций на душу населения в области в 2013 г. составил 48,7 тыс. руб., тогда как по России в среднем – 92,4 тыс. руб. Если в 2014 г. валовое накопление основного капитала в Брянской обл. составило 67 млрд.руб., то в Калужской (не являющейся лидером по РФ) – более 100 млрд. Между тем износ основных фондов в области на 2013 г. составил 49,3%, что выше среднего показателя по РФ (48,2%). В 2014 г. износ ОФ составил в Брянской области 49,5 %. Таким образом, Брянская область существенно отстает от Калужской,  где этот показатель составлял в 2013 г. 42,2%, а в 2014-м – 40,9%. Особенно плачевным положение выглядит по энергокомплексу Брянской области, где износ ОФ составляет 75–80%. В области не просматривается ясной и наступательной инвестиционной политики – с выделением приоритетных направлений вложений, с достаточным стимулированием инвесторов. Согласно законам области, инвесторам предоставляется льгота по налогу на прибыль предприятий, и они также освобождаются от уплаты налога на имущество предприятий (2,2 % от стоимости имущества). Однако практика давно показала, что этого недостаточно. Сложностей инвестиционного климата в РФ такие льготы не искупают. В результате, обрабатывающие производства по доле в ВРП области уступают торговле и бытовому ремонту (соответственно 19,3 и 23,2%), что типично для депрессивных регионов.
  3. Валовой региональный продукт области растет, в 2012 г. он составлял 207,4 млрд. руб.,  а в 2014-м – 251,2 млрд. руб. Однако отраслевая политика в промышленности и в сельском хозяйстве не отличается целеустремленностью. Распределением ресурсов равномерно по всем отраслям прорывы не достигаются, но выделения приоритетов в отраслевой и инвестиционной политике области не видно. Развитие происходит рывками, то ускоряясь, то прекращаясь от года к году, из чего видны его тесная зависимость от получения заказов и отсутствие стабильного спроса на продукцию промышленности. Это свидетельствует, в свою очередь, о недостаточном изучении как рынка страны, так и собственных перспективных ресурсов, что позволило бы выделить прорывные направления развития.
  4. Проблемой, замедляющей инвестирование и рост производительности труда в области, является низкая доходность брянских предприятий. В 2014-м году сальдированный финансовый результат в целом по области составил 35,9 млрд. руб., что немногим превышает половину величины накопления основного капитала. Не случайно инвестирование приходится вести за счет кредитов и дотаций из различных бюджетов. Доля убыточных предприятий в области составила 32,8%. Эта доля была бы еще больше, но за счет роста тарифов снизилась убыточность в ЖКХ. Понятно, что ускоренного развития от убыточных предприятий ожидать нельзя. Разумнее ресурсы таких предприятий, прежде всего трудовые, перебросить на приоритетные направления развития.

5.       Серьезнейшей проблемой Брянской области является депопуляция. Эта печальная тенденция сохраняется в области многие годы. И хотя в России в течение двух последних лет удалось добиться прироста населения, в Брянской области оно продолжает  убывать – как по причине миграции, так и из-за превышения смертности над рождаемостью. Более того, за последнее время демографические показатели даже ухудшились. Коэффициент рождаемости по итогам 2014 года составил 11 человек на 1000 населения (в 2013 году — 11,1), коэффициент смертности составил 16 человек на 1000 населения (в 2013 году — 15,9). Коэффициент естественной убыли населения составил 5 человек на 1000 населения (в 2013 году — 4,8 человек на 1000 населения). Численность населения области на 1 января 2015 года составила 1232,9 тыс. человек и сократилась за 2014 год на 9,2 тыс. человек. Да и странно ожидать высокой рождаемости в ситуации, когда остро не хватает мест в детских садах, а многие школы работают в две смены.

Среднемесячная заработная плата в области невысока, в 2013 г. она составила 18974 руб. (почти на 10 тыс. руб. меньше, чем в Калужской обл.), пенсия – 9315 руб. Около 12% населения имеет доход ниже прожиточного минимума. Понятно, что в силу известных событий к настоящему моменту эти доходы в реальном исчислении только снизились. Значительная часть жилья в области либо аварийна, либо нуждается в капремонте – соответственно 86,6 и 5863 тыс.кв.м. Более 30 лет без капремонта эксплуатируется 2944 жилых дома. Плохое жилье – тоже фактор миграции и снижения рождаемости. А долгосрочные вложения в условиях депопуляции чреваты тем, что созданные основные фонды и предприятия к моменту их ввода в строй просто некому будет обслуживать. Тем более что систему подготовки кадров для промышленности воссоздать пока не удалось.

  1. В области недостаточно используются источники привлечения средств для инвестиций. О недостаточном стимулировании инвесторов уже было сказано выше. Но возможно также привлечение большего объема кредитных ресурсов. Например, государственный долг Калужской области составил к 2015 г. 24,4 млрд.руб., из них 2,5 млрд. – это гарантированные правительством области облигации, распространяемые среди населения. А госдолг Брянской области составил к середине 2014 г. лишь 9,5 млрд.руб.  Разумеется, без серьезных перемен в инвестиционной, отраслевой и демографической политике увеличивать задолженность области нецелесообразно, но на перспективу это серьезный ресурс. То же самое касается и выпуска областных ценных бумаг с распространением в первую очередь среди населения области.

II Пути решения социально -экономических проблем Брянской области 

1. Инвестиционная политика 

  1. Рост эффективности народного хозяйства предполагает, прежде всего, рост производительности общественного труда – денежные показатели эффективности лишь отражают этот процесс. А значительный рост производительности труда возможен лишь на основе роста и обновления технической и технологической базы  производства. Иными словами, для улучшения нынешнего полудепрессивного положения экономики области требуется рост инвестиций, прежде всего – в основной капитал в его широком понимании, то есть как в рост и обновление основных средств производства, так и в создание адекватной этим средствам рабочей силы. Однако анализ источников инвестиций, имеющихся у области, показывает, что для серьезного изменения ситуации этих источников недостаточно. В бюджет области на 2015 г. изначально заложен дефицит, и можно не сомневаться, что в реальности бюджет также будет сведен с дефицитом. Следовательно, свободных средств для создания новых производств или технологических линий у области фактически нет. Те средства, которые в областной статистике показываются как пошедшие на накопление, используются прежде всего на капитальный ремонт и реновацию основных фондов уже работающих предприятий, причем как производственной, так и непроизводственной сферы. Эти средства не обязательно вкладываются в машины и оборудование – они могут в значительной мере идти на постройку и ремонт зданий и инфраструктуры, то есть непосредственно на производительность труда эти вложения не влияют. В основном за счет областного бюджета осуществляют накопление убыточные предприятия, которых в области треть. Довольно значительные средства на накопление имеются у прибыльных предприятий. Однако каждое предприятие даже в рамках уже существующей технологии само нуждается в определенном размере капитальных вложений – в капремонте и обновлении машин и оборудования (тем более что их износ в области выше среднего по стране), в ремонте и обновлении зданий и инфраструктуры. Механизма мобилизации средств отдельных предприятий на прорывных направлениях экономики пока не существует. Здесь помеха не столько частная собственность, сколько недостаток самих ресурсов.

         Практика Запада показывает, что при наличии свободных средств и прорывных направлений развития экономики никого не надо уговаривать приобретать в той или иной форме долю в соответствующих предприятиях. Таким образом, сейчас имеющиеся у области инвестиционные ресурсы распределяются более или менее равномерно по всему народному хозяйству области, осуществляя по мере необходимости «текущее накопление», т.е. ремонт и обновление основных фондов в соответствии с нуждами текущего производственного процесса – без изменения его технологической основы. Технологического обновления, а тем более создания новых производств не происходит. Такая «инвестиционная ловушка», связанная с нехваткой средств на накопление, характерна для большинства областей ЦФО. Из нее имеется единственный выход: привлечение инвестиционных ресурсов со стороны.

  1. В мире существует избыток капиталов, ищущих себе применения. Таким образом, вопрос лишь в желании инвестора применить капитал именно в данном месте, то есть в Брянской области. Иначе говоря, вопрос прежде всего в создании благоприятного инвестиционного климата. Объективные условия для создания такого климата, то есть близость к емким рынкам сбыта, выгодное положение на транспортных путях, наличие квалифицированной рабочей силы, у Брянской области имеются. Брянск имеет даже международный аэропорт, что очень важно для иностранных инвесторов (например, в Калуге, когда там появилось много богатых иностранцев, такой аэропорт потребовалось срочно создавать, а за ним и второй). Однако объективных условий до сегодняшнего дня не хватало: в дополнение к ним для создания благоприятного инвестиционного климата нужны серьезные человеческие усилия, причем творческого характера. К счастью, соответствующий опыт в стране есть, причем совсем рядом – в Калужской области, так что изобретать всё с нуля не придется. В Калужской области было решено направить в первую очередь в так называемые «институты развития». Их в области несколько. Задача институтов развития – обеспечить максимально комфортные условия для осуществления долгосрочных вложений в экономику области.

Во-первых, это индустриальные парки, то есть территории с уже готовой и оплаченной современной инфраструктурой, к которой промышленному инвестору остается только «подключиться». Ответственность за создание парков возлагается на «Корпорацию развития Калужской области». Заметим кстати, что, по недавнему сообщению С. Собянина, в Москве также созданы 19 технопарков и технополисов, в которых уже работает 16 тыс.чел.

Во-вторых, это документальное и коммуникативное обеспечение инвестиций. Грубо говоря, инвестору некогда разбираться в тонкостях российской юстиции, документооборота и личных связей. Эти задачи берет на себя «Агентство регионального развития». Калужские власти считают, что не стоит делать святыни из действующего законодательства в области строительства. Оно  в России таково, что эффективно строить по нему стало невозможно. Власти ставят инвесторам задачу построить предприятие в кратчайшие сроки под ключ, взамен (за скорость) закрываются глаза на некоторые отступления от процедуры оформления документов. «Самсунг», например, получил разрешение на строительство за сутки до сдачи построенного предприятия в эксплуатацию. Кроме того, власти необходимо, хотя бы на начальном этапе вложений, перевести на себя взаимодействие инвесторов, особенно иностранных, с ресурсоснабжающими организациями. Методика выделения и оплаты ресурсов в этих организациях настолько запутанна, что порой отбивает само желание инвестировать.

В-третьих, необходимо обеспечить инвестора транспортной инфраструктурой (дорогами, подъездными путями, транспортными средствами) и помочь ему наладить сбыт своей продукции в России и за рубежом. Этим блоком проблем занимается «Индустриальная логистика».

В-четвертых, необходимо информировать возможных инвесторов о промышленной политике области. Вложения в информационную сферу окупаются сторицей.  Этим, в частности, занимается «Агентство инновационного развития». Оно же помогает «коренным» предприятиям области не отставать в технологическом отношении от «пришельцев»: в Калужской области проводится большая работа по внедрению инноваций в промышленности.

В-пятых, «Агентство регионального развития» сообща с администрацией области и с инвесторами решает вопросы обеспечения растущей промышленности квалифицированными кадрами. Воссоздается утраченная в годы реформ система подготовки промышленных кадров.

  1. Итак, благоприятный инвестиционный климат включает в себя помощь в создании производственной и транспортной инфраструктуры, а также информационного обеспечения (консультаций по налогам, документообороту, логистике, бизнес-общению и т.д.). Но необходимо также предусмотреть и налоговые льготы инвесторам на этапе строительства и запуска предприятий (впоследствии эти льготы полностью или частично снимаются). Источники для этого в налоговой системе есть. В последние годы налоговая система России перестраивается так, что, в отличие от косвенных налогов (НДС и акцизов) львиная доля прямых налогов (подоходного, на прибыль, на имущество, за использование природных ресурсов и др.) остается в распоряжении регионального и местных бюджетов. Представляется, что приоритетные инвесторы от всех этих налогов (кроме НДФЛ) должны освобождаться: на период строительства и запуска – полностью, на следующие несколько лет – в значительной доле (которая должна постепенно снижаться). В число приоритетных инвесторы должны попадать лишь при условии организации ими полного производственного цикла на территории области. При размещении в области «отверточных» технологий большая часть прибыли будет создаваться за пределами области (а, возможно, и страны), там же будет уплачиваться и основная масса налогов, там же будут создаваться и высококвалифицированные кадры.

           В Калужской области пошли по такому пути, принимая целевые программы по созданию благоприятных условий для привлечения инвестиций в область. В результате в середине 2015 г. создано 82 крупных предприятия, осуществлено (с 2006 г.) на 318,3 млрд. руб.  капитальных вложений, что уже больше тех задач, которые были поставлены программой на 2016 г. Только в 2014 г. в область привлечено 100 млрд. руб. инвестиций, и это не считая собственных инвестиционных ресурсов области, которые за счет резкого расширения налоговой базы существенно возросли. Область вышла на первое место в РФ не только по объему иностранных инвестиций на душу населения, но и  по стоимости продукции обрабатывающей промышленности на душу населения, и по темпам роста производительности труда. При этом, как мы видели, в области не боялись «закредитованности», смело вкладывая кредитные средства в приоритетные направления развития. В результате, хотя госдолг области и растет, но долговая нагрузка на ее бюджет снижается (отношение суммы долга к собственным доходам бюджета в Калужской обл. с 2009 по 2013 гг. снизилось с 86 до 54%, т.е. кардинально).                                                          

  1. После достаточного увеличения ресурсов области следует как можно скорее обратить внимание на поддержку малого и среднего бизнеса. Это очень важно (и очень эффективно для области) по той причине, что крупные инвесторы-нерезиденты неизбежно выводят из области значительную часть своих доходов, то есть рост производства с их помощью не сопровождается ростом доходов области в той же пропорции. Имея это в виду, в Калужской области затратили на поддержку малого и среднего бизнеса в 2014 г. 524 млн. руб. из областного и местных бюджетов.

2. Отраслевая политика 

Вне зависимости от привлечения иностранных инвесторов области следует сформировать новую отраслевую политику с выделением приоритетных отраслей, которые должны получать сравнительно больше льгот при инвестировании и больше инвестиций за счет средств области (на кредитной или акционерно-паевой основе). Выделенные отрасли должны дать ускоренный прирост продукции, налоговой массы, рабочих мест. При определении критерия для выделения приоритетных отраслей полезен будет опыт Белгородской области. Там, при наличии у области достаточных средств для инвестиций (прежде всего за счет прекрасных почвенно-климатических условий для ведения сельского хозяйства и огромных рудных запасов) главным объектом экономической стратегии стало именно выделение приоритетных направлений инвестиций по отраслям. Критериями выделения стали: 1) наличие массового импорта данной продукции в Россию. Это означает, во-первых, наличие достаточного спроса и, во-вторых, в современной валютно-курсовой ситуации, возможность успешного импортозамещения;  2) положение на российском рынке данной продукции: объем производства, рентабельность, объем потребности (с учетом возможности импортозамещения);  3) небольшой срок окупаемости вложений и, в тесной связи с этим, относительно невысокая капиталоемкость; 4) возможность контролировать источники сырья для производства продукции и получать сырье по невысоким ценам. Руководствуясь данными принципами, в Белгородской области стали производить кормовые добавки –аминокислоты, прежде всего лизин. Потребность страны в лизине – около 100 тысяч тонн в год. В Белгородской области запустили единственный в России завод по производству лизина на 57 тысяч тонн. Сегодня весь лизин Россия завозит в основном из Китая по цене примерно 3 доллара за килограмм. Так что помимо замещения импорта на огромную сумму организовано 200 современнейших высокооплачиваемых рабочих мест и создан крупный налогоплательщик. Развивается  производство ветеринарных препаратов, объем рынка которых в России – около 20 млрд. руб., из них около 3 млрд. уже дает Белгородская область. По тем же критериям планируется развивать производство медикаментов, овощей закрытого грунта, яблок, рыбы в рыбхозах полного цикла и т.д.

    Применяя те же принципы к выделению экономических приоритетов Брянской области, мы пришли к выводу, что первоочередное внимание и инвестиции надо сосредоточить на следующих отраслях:

  1. Лесное хозяйство и деревообделочная промышленность, прежде всего производство мебели. Сейчас обработка древесины составляет лишь 2,3% ВРП области, что с учетом наличия в области больших запасов лесного сырья совершенно недостаточно. Рентабельность деревянной мебели в среднем по стране составляет 10 %, что выше средней рентабельности по Брянской области (7,4%). Рынок мебели, в первую очередь а)  деревянной и б) недорогой в России быстро растет: в 2014 г. он вырос на 15% по сравнению с 2013 г. Сейчас в России более 55% мебели является импортной (везут даже из Малайзии), значит, высока возможность импортозамещения. До конца 2014 г. быстрее росли продажи импортной мебели, но затем тенденция резко изменилась. В эту тенденцию можно вписаться, поскольку прогноз по рынку мебели однозначно благоприятный. Выгодное транспортное положение Брянской области и возможность получать сырье с минимумом транспортных затрат поставит брянскую мебель в изначально более благоприятное положение на рынке. К тому же предприятия лесной промышленности области могут быть аффилированы с деревообделочными, что еще больше удешевит сырье для последних, а значит, и их конечный продукт.
  2. Производство удобрений, прежде всего фосфорных. В Брянской области имеется крупное месторождение фосфоритов – Полпинское. На его базе работал Брянский фосфоритный завод, производивший до 1992 г. 450–500 тыс. т фосфоритной муки в год. Затем из-за краха российского сельского хозяйства и вызванного этим отсутствия спроса на удобрения завод был ликвидирован. Сейчас на его базе работает небольшое ЗАО «АИП – Фосфаты» (валовая выручка в 2014 г. – всего 1948 тыс. руб.). Между тем сейчас в связи с политикой импортозамещения возрастает рентабельность сельского хозяйства, а значит, и спрос на удобрения, и емкость рынка удобрений. Например, в зернопроизводящей Самарской обл. в 2011 г. вносили на гектар 5 кг удобрений (и получили 1,2 млн. т зерна), в 2014-м – 25 кг (получили 2,1 млн. т), а вскоре, по словам главы ПФО Меркушкина, будут вносить 40 кг, что позволит получать в области около 3,5 млн. т зерна. И это далеко не предел: в 1988 г. в области вносили 71 кг удобрений на 1 га посевов. В 2014 г. хозяйствами было приобретено удобрений на 7% больше, чем в 2013-м. Согласно долгосрочному прогнозу Минэконразвития, выпущенному в свет в январе 2013 г., до 2030 г. будут происходить устойчивый рост спроса на удобрения, рост цен на них и увеличение внутреннего рынка удобрений.
  3. Производство цемента и стройматериалов. В г. Фокино Брянской области уже имеется современный завод, производящий 4,254 млн. т цемента в год и входящий в холдинг «Евроцемент». Однако запасы природного сырья в области позволяют этот объем выпуска увеличить – либо создав новое предприятие, либо, на паевой основе, расширив действующее. Мировой рынок цемента растет вдвое быстрее мирового ВВП, и аналитики предсказывают дальнейший рост. В России в 2010–2013 гг. производство цемента росло на 11% в год, потребление – на 12%. В 2013 г. производство цемента составило 66,4 млн. т, потребление – 69,7 млн. т; в 2014 г. соответственно 68,4 и 71,5 млн. т. Объем рынка за год вырос на 4,6 млрд. руб. В период кризиса в отрасли наметился застой. Союз производителей цемента определил сегодняшний рынок цемента как профицитный и спрогнозировал в 2015 г. падение производства на 5–7%. Это связывается в первую очередь с падением спроса на жилье: объем жилищного строительства, как предполагается, в 2015 г. упадет на 10–15%. Однако такое положение является временным. Так, холдинг «Евроцемент» не планирует сокращать производство: там считают, что меры по компенсации процентной ставки по ипотеке на уровне 12% позволят удержать рынок и жилья, и цемента. А далее легко просматриваются причины скорого роста спроса на цемент: решения по развитию южных портов России; просьба РЖД о сохранении суммы бюджетных ассигнований (прежде всего на строительство); возведение Крымской переправы; чемпионат мира по футболу 2018 г.; общий послекризисный подъем экономики, прежде всего на волне импортозамещения. Непосредственно в производстве цемента ресурс импортозамещения составляет 4,8 млн. т.  По прогнозу Минстроя, ежегодный рост рынка цемента будет устойчиво составлять 3–4% в год, и объем его производства к 2020 г. достигнет 98 млн. т. Важно и то, что для самой Брянской области выгодно иметь в своих пределах производство сравнительно дешевого цемента: это удешевит капитальные вложения, а через них – и конечную продукцию области, дав ей плюс в рыночной конкуренции.

    Следует оговориться: мы ни в коем случае не призываем отказаться от поддержки машиностроения, химической промышленности и других наукоемких производств, составляющих гордость Брянской области, а тем более – от поддержки сельского хозяйства. Мы лишь выделили те отрасли, в которые, по нашему мнению, будет легче привлечь капитал, и отдача от которых представляется сравнительно скорой, а главное – практически гарантированной. Если в области будут созданы институты развития, занимающиеся в том числе и разработкой отраслевой политики, то наверняка найдутся и другие направления вложений с достаточно быстрым сроком окупаемости. В настоящий момент в связи с получением значительных заказов на тепловозы, дорожные машины, взрывчатые вещества и т.д. положение тяжелой промышленности Брянщины особого беспокойства не внушает: за последние три года она показала неплохой рост. Растет на волне импортозамещения и сельское хозяйство. Рентабельность продукции сельского хозяйства составила в 2014 г. 12,7%, обрабатывающей промышленности – 7,5%. В дальнейшем, когда средства области вырастут за счет расширения налоговой базы и доходов от акционерного капитала, необходимо будет сосредоточить усилия на развитии капиталоемких и наукоемких производств. А если мы имеем это в виду, то закладывать базу развития этих производств в виде подготовки квалифицированных кадров и остановки их миграции за пределы области следует уже сейчас.

    В сельском хозяйстве Брянской области с учетом его кадрового истощения вложения должны делаться на таком уровне автоматизации, который позволял бы обслуживать максимальное количество земли и животных минимальным числом рабочих рук. В этом смысле стоит приглядеться к опыту Калужской области, где автоматизацией и роботизацией планируют охватить все производство молока и говядины. С другой стороны, в развитие сельского хозяйства в обезлюдевших районах с бедными почвами усиленно вкладываться вряд ли стоит. Имея в виду широкие перспективы деревообделочной промышленности области, в таких регионах заброшенные и малопродуктивные земли необходимо занимать посадками леса, в т.ч. особо ценных пород.  

3.Демографическая и кадровая политика 

     Ясно, что главная проблема развития экономики Брянской области, как и ряда других областей ЦФО – это выход из «инвестиционной ловушки», привлечение средств для инвестиций. Эта задача и для производственной сферы крайне непроста, но все же в принципе основные источники здесь просматриваются достаточно ясно. Прежде всего это внешние источники: средства внешних инвесторов, кредиты, дотации государства. А вот в социальной сфере, по крайней мере на первых порах, области можно рассчитывать только на собственные источники и дотации из госбюджета (позднее инвесторы начинают принимать участие в социальных программах: в подготовке кадров, обустройстве территорий, приобретении жилья для своих работников). Между тем проблем в социальной сфере у Брянской области больше всего, и многие из них кажутся неразрешимыми. Прежде всего это устойчивая депопуляция. Если в стране естественная убыль населения наконец-то сменилась естественным приростом (по итогам 9 мес. 2015 г. он составил 6,9 тыс.чел.), то по Брянской области с 2008 по 2014 гг. убыль составила 61,4 тыс.чел., в т.ч. в 2014 г. – 9,7 тыс.чел (из них на селе – 5,7 тыс.чел.). Коэффициент миграционного прироста, то есть соотношение между числом приехавших и числом уехавших в расчете на 10 тыс. населения, в области составляет ­– 40 (это худший показатель по ЦФО). Область просто не может себе позволить и дальше терять по нескольку процентов населения в год.

   Среднемесячная зарплата в области составляет всего 64% от среднероссийской. За последний год реальные доходы упали на 7,6%. Поэтому, несмотря на недостаточный уровень рождаемости, растет дефицит мест в дошкольных образовательных учреждениях: в городах он составил 117 воспитанников на 100 мест. Дело в том, что матери вынуждены работать и не могут сидеть с детьми. Не случайно и число браков в 2014 г. по сравнению с 2013-м уменьшилось на 8%. Число больничных коек в области на 10 тыс.жителей меняется так: в 2000 г. оно составляло 124,5, в 2009 г. – 96,1, а в 2014 г. – 83,7 коек. Зарплата врачей в области составляет лишь 70% от средней по стране. За пять лет на 33% сократилось число общеобразовательных учреждений, а зарплата всех категорий работников образования существенно отстает от среднероссийской (разрыв составляет в среднем около 30%).                

Полностью благоустроенным в области является лишь около 60% жилья. На 16% упало число библиотек, на 10% – учреждений культурно-досугового типа (кроме кино). Работники культуры области получают на 46% меньше среднероссийского уровня. В рейтинге качества жизни Брянская область из 83 регионов России находится на 50-м месте (2014 г.) и с 2013 г. откатилась на 4 позиции назад (Калужская обл. находится на 17-м месте и прочно его удерживает). Перечисленные неутешительные цифры показывают, с каким широким кругом социальных проблем предстоит столкнуться правительству Брянской области. Какие же средства можно изыскать в области на ускоренное развитие социальной сферы и куда эти средства в первую очередь направить?

     Естественно, взгляд в первую очередь обращается к расходным статьям областного бюджета. Однако они сформулированы так неконкретно, что аналитику со стороны трудно дать какие-либо рекомендации по экономии. Тем не менее некоторые соображения возникают. Сама предельная туманность таких статей, как «Другие общегосударственные расходы» (ни много ни мало – 162 млн.руб.), «Иные бюджетные ассигнования», «Специальные расходы», «Национальная экономика» (что это? а ведь 60 млн.), «Субсидии некоммерческим организациям» (18 млн.) и просто «Субсидии» (целых 51,8 млн.) наводит на мысль о том, что эти статьи поддаются сокращению. Практика говорит о том, что чем туманнее статья, тем легче ее сократить. Можно также не сомневаться в том, что немалые ресурсы для экономии имеются в статьях «Руководство и управление (обеспечение выполнения функций госвласти)» (159 млн.), «Транспортное обслуживание госорганов» (59 млн.!), «Национальная оборона» (?), «Расходы на СМИ». Наконец, статья «Выплаты персоналу для обеспечения нормального функционирования госорганов» повторяется в одной формулировке множество раз (с разными, но всегда немалыми суммами денег справа), что говорит о необходимости конкретизировать эти статьи и подвергнуть ревизии расходы по ним. Впрочем, о том, что расходование брянского областного бюджета может происходить эффективнее, говорят и расчеты. Например, в Калужской области на 1 кв.км территории из бюджета расходуют средств в 1,08 раза больше, чем в Брянской обл., а ВРП получают в 1,39 раза больше. На душу населения в Калужской области из бюджета расходуют в 1,13 раза больше, а ВРП получают в 1,44 раза больше. Брянская область производит ВРП (данные по 2014 г.) в 1,18 раза меньше, а бюджетных средств расходует в 1,08 раза больше. Поэтому значительным источником инвестиций в Брянской области должна стать экономия средств областного бюджета после его аудита.

    Особое внимание в смысле экономии следует обратить на непропорционально большое число вузов в Брянской области. В ней работает 4 государственных и 1 негосударственный вуз, 8 филиалов государственных и 5 филиалов негосударственных вузов. В результате в 2015 г. количество выпускников составило 12 тыс. чел., что значительно превышает потребности области, требует дополнительных средств из бюджета и подстегивает миграцию молодежи за пределы области.

    Мода на высшее образование провоцирует нерациональные вложения в социальную сферу и в рабочую силу («человеческий капитал»). Однако сами эти вложения весьма эффективны.

По подсчетам Р.Земски и др. (проанализировано св. 3 тыс. рабочих мест), при росте уровня образования работников, взятого в сопоставимых единицах, на 10% объем производства возрастает на 8,6%. А при таком же росте инвестиций в основной капитал объем производства возрастает лишь на 3,4%. Таким образом, эффективность вложений в развитие рабочей силы почти втрое выше эффективности вложений в технику. Эффективны вложения в «человеческий капитал» и для самого его носителя, т.е. работника. Если сравнить доходы работника с нулевым уровнем образования, то от уровня к уровню доход работника повышается. Разница в доходах образованного и необразованного работника и составляет доход на «человеческий капитал», т.е. на те средства, которые необходимы для социально приемлемого уровня существования работника. По расчетам Р.Шаллера, «человеческий капитал» вместе с вложениями в его усовершенствование составляет более 72% национального богатства США.

    С учетом того, что в Брянской области традиционно развита тяжелая промышленность, а также того, что мы предполагаем в недалеком будущем строительство новых предприятий, вложения в социальную сферу следует направлять прежде всего а) в привлечение (закрепление) кадров и б) их профессиональную подготовку. Известно, что для привлечения (закрепления) кадров главное значение имеют два фактора: размер заработной платы и уровень обеспеченности жильем. Средний размер зарплаты может повыситься только в том случае, если капитал начнет конкурировать за работника. А это может произойти лишь при резком улучшении инвестиционного климата в области. О путях этого улучшения уже говорилось выше. Здесь следует лишь сказать, что к данному моменту разработан «Инвестиционный паспорт Брянской области», подсказывающий инвесторам, на какие земельные участки под промышленную застройку стоит обратить внимание. Это, несомненно, шаг в правильном направлении, но из описания участков ясно, что речь об индустриальных парках пока не идет. Поэтому первоочередные вложения в «институты развития» и в создание индустриальных парков будут в то же время вложениями в обеспечение области рабочей силой, потому что привлекут инвесторов и обеспечат конкуренцию за работника, а значит – рост средней зарплаты. Так что искусственно разрывать вложения в производство и в социальную сферу никак нельзя.

    В Брянской области сейчас действует программа по развитию жилищно-коммунального хозяйства и энергетики. В рамках этой программы с 2008 по 2012 гг. на ЖКХ затрачено 1609,9 млн. руб., из них большую часть взял на себя федеральный бюджет (1397,6 млн.). Такое же соотношение планируется и на будущее. Значит, по имеющемуся жилому фонду проблему можно пока считать «условно решенной» и сосредоточить внимание на ускорении нового строительства. Представляется интересным решение калужской администрации, согласно которому к 2016 г. будет построен домостроительный комбинат по производству зданий из фибролита. Мощность комбината составляет 3 тыс. готовых зданий средней площадью 140 кв.м в год, сметная стоимость – 3 млрд. руб., время строительства – около двух лет. Таким образом, в год потребуется 1,5 млрд. руб.

    Представляется, что строительство ДСК можно будет в значительной степени профинансировать за счет средств населения. Речь идет о выпуске соответствующих сертификатов на право получения жилья по стоимости значительно ниже рыночной. Высокой рентабельности это не даст, но позволит, по крайней мере, вернуть затраты. Рынок ценных бумаг и вообще представляется значительным и еще не использованным инвестиционным ресурсом. В Калужской области, например, уже разместили среди населения облигаций под гарантию областного правительства на 2,5 млрд. руб. В Белгородской области планируют размещать среди населения векселя для развития тех или иных отраслей: за несколько лет инвестору возвращается вложенный капитал, а затем инвестор начинает получать на него прибыль на оговоренном уровне. Если закладывать в уставы вновь создаваемых предприятий не мизерные, как сейчас, а ощутимые дивиденды для миноритарных акционеров, то можно будет частично финансировать новые предприятия за счет размещения акций среди населения (или акционерных паев – среди юридических лиц). Как сказано выше, правительство Брянской области еще далеко не выбрало свой кредитный ресурс: на перспективу, если иметь в виду уровень Калужской области, он может составлять до 15 млрд. руб.    

    Необходимо обратить внимание на такой новый для нашей страны ресурс социального развития, как импакт-инвестирование. Речь идет о создании фондов и размещении этими фондами ценных бумаг для решения различных конкретных социальных задач. Фонды могут создаваться как за счет пожертвований капитала (не совсем бескорыстных, но с доходностью ниже рыночной) и взносов населения. Деятельность фонда и выплата процентов по облигациям могут финансироваться за счет управления капиталом фонда. Возможен и другой случай: когда в результате инвестирования средств фонда проект выполнен и начал приносить прибыль, начинают приносить процент и облигации вкладчиков. Чаще всего оба эти случая комбинируются.

     В нашей стране сходный опыт также имеется. В сущности, федеральная программа по предоставлению субсидий на приобретение квартир через государственные жилищные сертификаты представляет из себя разновидность импакт-инвестирования. Это не благотворительность, но и не способ наживы. За счет этой программы с 1998 по 2008 г. жилье получили 156 тыс. очередников, вместе с членами семей это более полумиллиона человек. Результатом стали рост спроса на строительство, стройматериалы, машины и механизмы, общее оживление рынка. Вообще экономическая эффективность вложений в социальную сферу не исчерпывается только ростом отдачи фондов в результате лучшей обеспеченности этих фондов рабочей силой. Улучшение социальной среды (увеличение количества поликлиник, больниц, детских садов, школ, профтехучилищ, библиотек, театров и т.д.) оборачивается также ростом квалификации и ответственности работников, а значит, общим ростом производительности общественного труда. С увеличением численности квалифицированных работников возрастают возможности инвестирования на более высоком технологическом уровне. Уменьшаются суммы выплат из фондов социального страхования (по болезни), сокращаются простои оборудования. Растут доходы работников, а значит, растет внутренний рынок, что является огромным ресурсом для общего оживления экономической конъюнктуры.

    Интересен опыт Московской области по привлечению средств для восстановления старинных зданий и усадеб. Объекты сдаются в аренду на 49 лет, на период реставрации – по рыночной стоимости (чтобы ускорить реставрацию), а потом – по 1 руб. за кв. м. с правом коммерческого использования объекта. В Брянской области масса заброшенных зданий, особенно промышленных. Их можно восстанавливать методом импакт-инвестирования – с тем чтобы вкладчики начинали получать часть дохода от восстановленного объекта в соответствии с количеством приобретенных ими целевых ценных бумаг. В Москве в последние годы множество заброшенных заводских зданий перестроено и активно используется под выставочные залы, галереи, развлекательные комплексы и т.п.

     Наконец, не стоит сбрасывать со счетов такой источник инвестиций в социальную сферу, как благотворительность. В дореволюционной России этот источник был едва ли не главным. В наши дни имеются примеры объединения бизнесменов с целью совместной благотворительностью. Например, в США, в штате Миннесота, существует так называемый «Клуб 5 %», члены которого обязуются 5% своих прибылей перечислять на благотворительные нужды. Разумеется, на такие источники средств нельзя всерьез рассчитывать без хорошей информационной поддержки (благотворительность плюс пиар – тоже своего рода вложение капитала). Эта поддержка также является одной из задач «институтов развития».  

Выражаем надежду, что результаты проведённой экспертами работы по выработке предложений для социально-экономической политики региона будут полезны Правительству Брянской области, а их реализация будет способствовать улучшению показателей развития, привлечению инвестиций и росту благосостояния жителей Брянской области.

 

 

 

 

Создание и поддержка сайта Doweb.pro

© 2011-2017 Изборский клуб. Все права защищены.

Яндекс.Метрика