НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ

Доклад Сергея ГЛАЗЬЕВА

НЕОБХОДИМОСТЬ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ЕДИНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА

Евразийская экономическая интеграция — это не только взаимодействие, взаимное приспособление, сотрудничество, объединение национальных хозяйств, но и восстановление, восполнение единства — то есть это новая целостность. Основы евразийской идеологии были заложены более столетия назад в размышлениях Н. С. Трубецкого, которые в дальнейшем разрабатывались целой плеядой крупнейших русских мыслителей: от Петра Савицкого, Николая Алексеева и Льва Карсавина до Льва Гумилёва.

 

Сегодня процесс евразийской экономической интеграции обычно рассматривается в контексте формирования Таможенного союза и Единого экономического пространства в рамках Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС).

Запуск процесса современной евразийской интеграции обычно связывают с проектом формировании Евразийского союза государств (ЕАС), представленным президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым в марте 1994 года в МГУ им. Ломоносова. Для достижения стабильности и безопасности в Евразийском регионе Назарбаев предложил создать реально работающий союз государств, основой объединения которых должны были стать экономические взаимосвязи. Он подчеркнул: «Учитывая различия между странами в уровнях развития рыночной экономики, демократизации политических процессов, мы предлагаем формирование дополнительной интеграционной структуры — Евразийского союза… При этом принимаются во внимание поливариантность интеграции, разные темпы, неоднородность и разновекторность в развитии государств СНГ… Цель — согласование экономической политики и принятие обязательных для исполнения государствами-участниками совместных программ проведения экономических реформ».

Такая международная организация — Евразийское экономическое сообщество — была создана в 2000 году как реакция пяти государств-членов (России, Белоруссии, Казахстана, Киргизии и Таджикистана) на многолетнюю пробуксовку интеграционных инициатив в рамках СНГ. Тем самым на постсоветском пространстве было образовано интеграционное ядро государств, заинтересованных в снятии пограничных бартеров и формировании единого экономического пространства.

Через семь лет после подписания Договора об учреждении ЕврАзЭС, в октябре 2007 года, в Душанбе главами трёх из пяти государств был принят Договор о создании единой таможенной территории и формировании Таможенного союза и утверждён План действий на 2008–2010 годы по формированию Таможенного союза в рамках Евразийского экономического сообщества. Эти документы определили стратегию и последовательность шагов по созданию Таможенного союза Беларуси, Казахстана и России. Это решение полностью соответствовало вызревшей к тому времени концепции разноскоростной и разноуровневой интеграции. После выпадения из интеграционного процесса Украины и Узбекистана три оставшихся крупных государства решили реализовать, наконец, планы создания ТС и ЕЭП, оставив остальным возможность присоединяться к этому процессу по мере готовности. В то время участие Киргизии было отягощено её членством в ВТО, члены которого могли существенно осложнить создание Таможенного союза. В свою очередь, без Киргизии было затруднено участие в Таможенном союзе Таджикистана, не имеющего общей границы с формирующейся Единой таможенной территорией.

Кажущаяся стремительность процесса евразийской интеграции связана с длительной задержкой на старте, обусловленной как нерешительностью руководства Украины и Узбекистана, пока оставшихся в стороне от евразийской интеграции, так и противодействием влиятельных проамериканских сил в российской властвующей элите. Возможно, в этой задержке проявилось типичное свойство национального характера — как известно, «русские долго запрягают, но быстро ездят».

Полтора десятилетия было потеряно на взаимные уговоры между государствами СНГ, пока не согласились с концепцией разноскоростной интеграции, которая позволила сформироваться ядру евразийского интеграционного процесса. За это время таможенные границы разорвали тысячи кооперационных связей между предприятиями наших государств, что повлекло снижение эффективности производства и деградацию промышленности. Учеными доказано, что чем дольше мы затягиваем восстановление общего экономического пространства, тем меньший интеграционный эффект мы получим. Объективная необходимость повышения эффективности и конкурентоспособности наших экономик, ставшая особенно очевидной на фоне глобального кризиса, требует скорейшего углубления и расширения евразийской интеграции.

Таким образом, спустя почти два десятилетия после распада СССР тенденция дезинтеграции на части постсоветского пространства сменилась движением к воссоединению, пока только в сфере хозяйственной деятельности. Это движение происходит в соответствии с той евразийской идеологией, которую представляли упомянутые выше философы — без политического принуждения, на абсолютно добровольной основе, с полным пониманием взаимных выгод и обязательств, при строгом соблюдении суверенитета и равенства государств — участников интеграционного процесса. Л. Н. Гумилёв, чье столетие мы отпраздновали в 2012 году, говорил о том, что интеграция должна основываться на принципе первичности прав каждого народа на своё устройство. В Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве этот принцип строго соблюдается: объединяются только экономические потенциалы суверенных государств, на этой основе формируется единая система регулирования в рамках переданных на межнациональный уровень функций и полномочий, создаются условия для общей политики развития, включающей промышленную, сельскохозяйственную, энергетическую, транспортную, научно-техническую, образовательную, структурную составляющие.

Пока в этом процессе не участвуют Украина и Узбекистан, присоединение которых к ТС и ЕЭП существенно расширило бы общий рынок и придало бы ему большие возможности к самостоятельному развитию и расширенному воспроизводству. Вместе с тем создание ТС трёх государств сформировало интеграционное ядро, притягивающее не только остальные государства СНГ, но и другие государства Евразии. Вокруг ТС строится широкая зона свободной торговли, включающая СНГ, Сербию и Черногорию на западе, Монголию и Вьетнам — на востоке.

По объективным историческим, экономическим и политическим причинам ключевую роль в организации процессов евразийской интеграции играет Россия. Исследования общественного мнения, проводимые различными социологическими службами, свидетельствуют о сохраняющемся представлении о России как объединяющем центре у населения всех государств СНГ. От России ждут инновационного прорыва, ждут сигналов на осуществление системных преобразований, которые будут учитывать национальные интересы государств — участников процессов евразийской интеграции. Так, на высоком уровне находится поддержка ТС и ЕЭП в их государствах-участниках: 80 % — в Казахстане, 72 % — в России и 60 % — в Белоруссии. Доли положительных ответов на этот вопрос (поддержки ТС и ЕЭП) респондентами в Таджикистане, Узбекистане, Кыргызстане, Молдове и Армении составили 60 % и более. На Украине поддержка ТС–ЕЭП населением составляет более 55 %.

Важной особенностью процесса евразийской интеграции является её открытый характер. Российские руководители неоднократно говорили о перспективе формирования общематериковой зоны сотрудничества, от Лиссабона до Владивостока на основе отношений свободной торговли и взаимовыгодной кооперации. Такая широкая евразийская интеграция, включающая и Европу, и Китай, и Индию, а также государства Среднего и Ближнего Востока, могла бы стать мощным стабилизирующим фактором, способствующим преодолению мирового экономического кризиса и создающим новые возможности для развития. Думающая и наиболее ответственная часть мирового сообщества осознала, что во избежание новой волны самоистребительной конфронтации и для обеспечения устойчивого развития необходим переход к новой мировоззренческой модели, основанной на принципах взаимного уважения суверенитета, справедливом глобальном регулировании, и взаимовыгодному сотрудничеству. Мы имеем уникальную историческую возможность вернуть себе роль глобального объединяющего центра, вокруг которого начнётся формирование принципиально иного баланса сил, новой архитектуры глобальных валютно-финансовых и торгово-экономических отношений на началах справедливости, гармонии и сотрудничества в интересах народов всей Евразии.

ТАМОЖЕННЫЙ СОЮЗ

Договор о создании единой таможенной территории и формировании Таможенного союза в соответствии с нормой ВТО установил, что Таможенный союз в рамках ЕврАзЭС — это форма торгово-экономической интеграции сторон, предусматривающая единую таможенную территорию, в пределах которой во взаимной торговле товарами, происходящими с единой таможенной территории, а также происходящими из третьих стран и выпущенными в свободное обращение на этой таможенной территории, не применяются таможенные пошлины и ограничения экономического характера. При этом стороны применяют единый таможенный тариф и другие единые меры регулирования торговли товарами с третьими странами.

В развитие этого основополагающего международного договора в кратчайшие сроки была разработана и принята договорно-правовая база Таможенного союза, определившая необходимые для его функционирования институты, включая первый на постсоветском пространстве наднациональный постоянно действующий регулирующий орган — Комиссию Таможенного союза (КТС), которой был передан ряд важных функций в сфере таможенного, тарифного, нетарифного и технического регулирования, а также осуществления санитарного, ветеринарного и фитосанитарного контроля.

Ключевым решением, которое перевело формирование Таможенного союза из виртуального в реальный режим строительства, стало создание наднационального органа — Комиссии Таможенного союза и её секретариата, которая фактически приступила к работе в феврале 2009 г. В течение трёх лет была проделана работа по приему и реализации полномочий для осуществления государственных функций регулирования торгово-экономических отношений, последовательно создавался механизм функционирования Единой таможенной территории. Состав функций регулирования экономики, передаваемых на наднациональный уровень, вытекает из указанного выше определения единой таможенной территории и включает все полномочия, реализуемые в отношении товаров и услуг, пересекающих таможенную границу. Её упразднение между государствами — членами ТС предопределяет необходимость передачи связанных с этим функций на наднациональный уровень, включая проведение единой внешнеторговой политики в отношении остального мира и соответствующее ограничение суверенитета государств-членов во внешнеэкономической сфере с делегированием ими полномочий наднациональному органу, вырабатывающему обязательные для исполнения решения.

Минимально необходимый для эффективного функционирования единой таможенной территории набор делегируемых на наднациональный уровень функций включает: введение торговой политики и единого таможенного тарифа; таможенное регулирование; унификацию торгового режима и ведение торговых переговоров с внешними партнёрами; введение, принятие защитных мер; введение нетарифных ограничений во внешней торговле, единой системы ветеринарного, санитарного и фитосанитарного контроля; введение таможенно-торговой статистики.

Одновременно с унификацией и передачей на наднациональный уровень указанных функций необходима гармонизация функций, остающихся в ведении национальных органов и влияющих на проведение единой внешнеторговой политики, включая:

— создание единых условий свободного движения товаров, устранение имеющихся во взаимной торговле барьеров и ограничений, выравнивание условий конкуренции, включая предоставление субсидий и равный доступ к госзакупкам;

— создание условий для перехода к расчётам в национальных валютах, согласование механизма установления валютных курсов национальных валют, формирование эффективной платежной системы;

— гражданское законодательство, законодательство о валютном регулировании и валютном контроле;

— регулирование транспортной деятельности;

— налоговое законодательство, в первую очередь — в области косвенных налогов;

— законодательство об экспортном контроле;

— уголовное и административное законодательство в части правонарушений, связанных с незаконным перемещением товаров через таможенную границу;

— законодательство о таможенной службе.

Строительство Таможенного союза осуществлялось в соответствии с Планом действий на 2008–2010 годы по формированию Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС, утвержденным Решением Межгосударственного совета ЕврАзЭС (высшего органа Таможенного союза) на уровне глав государств от 6 октября 2007 г. № 1 (далее — План действий). Первым практическим действием по строительству ТС стало введение в действие 10 октября 2008 года Договора о создании единой таможенной территории и формировании Таможенного союза, Договора о Комиссии Таможенного союза и Протокола о порядке вступления в силу международных договоров, направленных на формирование договорно-правовой базы Таможенного союза, выхода из них и присоединении к ним, на основании которых и была сформирована Комиссия Таможенного союза (КТС) и её секретариат — впервые на постсоветском пространстве появился наднациональный орган управления.

Полгода понадобилось КТС, её секретариату и национальным правительствам для того, чтобы выработать план практических действий по формированию Таможенного союза. Решением МежгоссоветаЕврАзЭС (высшего органа Таможенного союза) на уровне глав правительств от 9 июня 2009 г. № 9 были установлены этапы и сроки формирования Единой таможенной территории.

В соответствии с указанными этапами и сроками формирования Единой таможенной территории Таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации Таможенный союз формировался в три этапа: предварительный — до 1 января 2010 года, первый — до 1 июля 2010 года и второй — до 1 июля 2011 года.

Этапы формирования Единой таможенной территории

01.02.2011

Перенос таможенного контроля на внешнюю границу РК

01.07.2010

Введение в действие Таможенного кодекса Таможенного союза

Перенос контроля на внешнюю границу РБ

Введение механизма зачисления и распределения ввозных таможенных пошлин

Отмена таможенного оформления товаров во взаимной торговле РФ, РБ, РК

01.01.2010

Введение единого таможенно-тарифного и нетарифного регулирования

К концу 2011 года были реализованы все ключевые решения МежгоссоветаЕврАзЭС, выполнены все основные мероприятия по обеспечению создания и функционирования Таможенного союза, формированию его договорно-правовой базы и институциональной структуры, единой системы внешнеторгового тарифного, нетарифного и таможенного регулирования, ведению согласованной политики в области технического регулирования, применения санитарных, ветеринарных и фитосанитарных мер. В соответствии со вступившими в силу международными договорами и решениями МежгоссоветаЕврАзЭС Комиссией ТС к этому времени осуществлялось выполнение функций в области таможенного, тарифного, нетарифного, технического регулирования, санитарного, ветеринарного, карантинного, фитосанитарного контроля. Для их нормативного, организационного и информационного обеспечения Комиссией ТС за три года работы было принято около тысячи решений, половина из которых носит нормативно-правовой характер.

Таможенное регулирование в Таможенном союзе основывается на Таможенном кодексе Таможенного союза, подписанном президентами Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации 27 октября 2009 г. Правовой доктриной Таможенного кодекса является минимизация административных барьеров в области таможенного регулирования. За основу структуры проекта Кодекса была принята структура Международной конвенции об упрощении и гармонизации таможенных процедур. Нормы Кодекса устанавливают на таможенной территории Таможенного союза:

— единые правила таможенного контроля;

— единые правила декларирования товаров;

— единый порядок применения таможенных процедур к товарам;

— единую методологию определения таможенной стоимости;

— унифицированные формы документов (в том числе в электронном виде), используемые при осуществлении таможенных операций и проведении таможенного контроля.

Торговая политика Таможенного союза, включая таможенно-тарифное и нетарифное регулирование импорта, была передана в ведение наднационального органа уже на первом этапе создания ТС. При этом в ведении национальных органов осталось применение ограничений экспорта, включая взимание экспортных пошлин, введение количественных ограничений и экспортный контроль. К компетенции государств — членов Таможенного союза также отнесено применение запретов и ограничений внешней торговли услугами и интеллектуальной собственностью, а также применение мер экономического и административного характера, способствующих развитию внешнеторговой деятельности. В Едином таможенном тарифе (ЕТТ ТС) применяются адвалорные, специфические и комбинированные пошлины.

В торговой практике государств — членов Таможенного союза применяются не только импортные, но и экспортные (вывозные) пошлины. Экспортные пошлины применяются к ограниченному кругу продукции, в основном сырьевых товаров (в России, например, это газ, нефть, лом черных и цветных металлов, лесоматериалы, необработанные шкуры крупного рогатого скота и некоторые другие). Вывозные таможенные пошлины вводятся на основании национальных нормативных правовых актов государств — членов Таможенного союза.

Применяемые в Таможенном союзе общепринятые в международной торговле нетарифные методы регулирования включают:

— меры прямого ограничения, связанные со следующими инструментами количественного контроля: квотирование, контингентирование, лицензирование, антидемпинговые пошлины, компенсационные пошлины и сборы;

— меры косвенного ограничения, носящие неколичественный характер, среди которых можно выделить два способа (направления) воздействия:

а) наличие определённых стандартов (технических, включая стандарты качества, санитарных и ветеринарных норм, требования к маркировке, доставке товаров в определённые пункты пропуска) и б) возможности введения дополнительных таможенных или иных административных формальностей.

Согласно принятым нормативным документам, экспорт и импорт товаров в торговле Таможенного союза с третьими странами осуществляется без количественных ограничений. При этом меры экспортного контроля, технического регулирования, санитарного, ветеринарного и фитосанитарного контроля регулируются соответствующими международными договорами.

С 1 января 2010 года был утверждён и введён в действие пакет основных международных договоров в сфере нетарифного регулирования внешней торговли Таможенного союза, включая Единый перечень товаров, к которым применяются запреты или ограничения на ввоз или вывоз государствами — членами Таможенного союза в торговле с третьими странами (далее — Единый перечень) и Положение о применении ограничений, а Комиссия наделена полномочиями в области нетарифного регулирования внешнеторговой деятельности.

Решением высшего органа Таможенного союза на уровне глав правительств от 21 мая 2010 г. Комиссия была наделена полномочиями в области специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер в отношении товаров, происходящих из иностранных государств.

Важным элементом торговой политики стала работа по снятию сохранявшихся на Единой таможенной территории ограничительных мер экономического характера во взаимной торговле, в основном связанных с субсидированием, государственными закупками, оказанием государственной помощи в сфере сельского хозяйства, использованием института спецэкспортёров и специмпортёров.

После вступления России в ВТО её обязательства перед данной организацией стали частью правовой системы Таможенного союза в целом и были распространены на всю Единую таможенную территорию. В связи с этим была принята новая редакция Единого таможенного тарифа Таможенного союза, в которой средневзвешенная ставка ввозной таможенной пошлины снизилась с 9,6 % до 7,5–7,8 %.

Включение Единой таможенной территории в ВТО унифицировало торговый режим всех государств — членов ТС со странами, входящими в ВТО на условиях режима наибольшего благоприятствования, за исключением стран, с которыми имеются соглашения о свободной торговле. Это страны — члены СНГ: Армения, Молдова, Таджикистан, Киргизия, Узбекистан и Украина, — с которыми соответствующие двусторонние соглашения были заменены многосторонним Договором о зоне свободной торговли СНГ от 18 октября 2011 года, а также Сербия и Черногория. В перспективе планируется установить режим свободной торговли с Европейской ассоциацией свободной торговли, в которую входят Исландия, Лихтенштейн, Норвегия и Швейцария, а также с Вьетнамом и Сирией.

Техническое регулирование в ТС, включая принятие технических регламентов, стандартизацию, оценку (подтверждение) соответствия, аккредитацию, испытания, государственный контроль и надзор, предусматривает проведение его членами единой политики. То же касается применения санитарных, ветеринарных и фитосанитарных мер и технических требований, в том числе санитарно-эпидемиологических и гигиенических, ветеринарно-санитарных и фитосанитарных, к продукции и процессам, связанным с ней. В этих целях с 1 июля 2010 г. Комиссии Таможенного союза были переданы полномочия в области технического регулирования, санитарных, ветеринарных и фитосанитарных мер.

В целях унификации технического регулирования в рамках Таможенного союза продукция, в отношении которой технические требования, формы и схемы подтверждения соответствия, применяемые при этом методы исследований (испытаний) и измерений продукции у сторон совпадают, была сразу же включена в Единый перечень продукции, подлежащей подтверждению соответствия в рамках Таможенного союза с выдачей единых документов (Единый перечень), и допущена к обращению на Единой таможенной территории, если она прошла установленные процедуры подтверждения соответствия на территории любого из государств — членов Таможенного союза с соблюдением следующих условий:

— сертификация проведена органом по сертификации, включённым в Единый реестр органов по сертификации и испытательных лабораторий (центров) Таможенного союза (Единый реестр);

— испытания проведены в испытательных лабораториях (центрах), включённых в Единый реестр;

— сертификаты соответствия и декларации о соответствии оформлены по единой форме, утверждаемой Комиссией Таможенного союза.

Формирование, утверждение и введение Единого перечня и Единого реестра осуществляется Евразийской экономической комиссией. Единый перечень содержит список документов, на соответствие которым осуществляется подтверждение соответствия.

Соответствующим соглашением определены условия, при которых стороны взаимно признают аккредитацию органов по сертификации (оценке (подтверждению) соответствия) и испытательных лабораторий (центров), выполняющих работы по оценке (подтверждению) соответствия. Результаты испытаний продукции (протоколы испытаний), полученные в одном из государств — членов Таможенного союза, признаются на Единой таможенной территории Таможенного союза, если при подтверждении соответствия продукции испытания проводились в испытательных лабораториях (центрах), включённых в Единый реестр, и при этом применялись одинаковые или сопоставимые методы исследований (испытаний) и измерений продукции.

Соглашение Таможенного союза по санитарным мерам от 11 декабря 2009 года разработано с учётом положений действующих международных договоров, включая нормы Всемирной торговой организации и СНГ. Согласно этому соглашению, на таможенной территории Таможенного союза применяются Единые санитарно-эпидемиологические и гигиенические требования к товарам, подлежащим санитарно-эпидемиологическому надзору (контролю). Ввоз и обращение подконтрольных товаров на таможенной территории Таможенного союза осуществляется при наличии документа, подтверждающего безопасность продукции (товаров), — свидетельства о регистрации или декларации о соответствии. Соглашением предусмотрено взаимное признание государствами — членами Таможенного союза документов, подтверждающих безопасность продукции (товаров), включённой в Единый перечень товаров, выданных уполномоченными органами по Единой форме и удостоверяющих соответствие продукции (товаров) Единым санитарным требованиям.

Соглашение Таможенного союза по ветеринарно-санитарным мерам также разработано с учётом положений действующих международных договоров, включая нормы СНГ и Всемирной торговой организации. Согласно этому соглашению, национальные уполномоченные органы осуществляют ветеринарный контроль (надзор) при перемещении подконтрольных товаров через таможенную границу Таможенного союза. Каждая партия подконтрольных товаров, ввозимая на таможенную территорию Таможенного союза, должна соответствовать Единым ветеринарным требованиями и перемещаться при условии наличия разрешения, выданного уполномоченным органом, на территорию государства которого ввозятся указанные товары.

Соглашение Таможенного союза о карантине растений разработано с учётом положений действующих международных договоров, включая нормы Всемирной торговой организации. Действие настоящего Соглашения распространяется на подкарантинную продукцию, включённую в Перечень подкарантинной продукции, подлежащей карантинному фитосанитарному контролю (надзору) на таможенной границе Таможенного союза и таможенной территории Таможенного союза. Уполномоченные органы государств — членов Таможенного союза осуществляют карантинный фитосанитарный контроль (надзор) при перемещении подкарантинной продукции через таможенную границу Таможенного союза.

В завершение формирования правовой основы единой системы технического регулирования 18 ноября 2010 года было подписано Соглашение о единых принципах и правилах технического регулирования в Республике Беларусь, Республике Казахстан и Российской Федерации. Указанным Соглашением формируется правовое поле для применения технических регламентов Таможенного союза, которые утверждаются решениями Комиссии и носят обязательный характер для сторон. Соглашением установлено, что в качестве основы для разработки технических регламентов Таможенного союза применяются соответствующие международные стандарты (правила, директивы и рекомендации и иные документы, принятые международными организациями по стандартизации), за исключением случаев, когда соответствующие документы отсутствуют, не соответствуют целям принятия технических регламентов Таможенного союза, в том числе вследствие климатических и географических факторов или технологических и других особенностей, а в случае их отсутствия — региональные документы (регламенты, директивы, решения, стандарты, правила и иные документы), национальные (государственные) стандарты, национальные технические регламенты или их проекты. В случае принятия технического регламента ЕврАзЭС в отношении продукции, на которую принят технический регламент Таможенного союза, действие технического регламента Таможенного союза или соответствующей его части прекращается с даты вступления в силу технического регламента ЕврАзЭС.

Экономическая целесообразность и важность формирования Таможенного союза, а затем и Единого экономического пространства обусловлена рядом объективных преимуществ интеграции. Наряду с расширением рынка сбыта товаров формирование Единой таможенной территории создаёт условия для восстановления трансграничной научно-технической и производственной кооперации предприятий, выпускающих продукцию с высокой добавленной стоимостью. Снижение издержек производственной кооперации благодаря устранению таможенных, торговых и технических барьеров повышает конкурентоспособность и способствует экономическому росту государств-участников.

Другим немаловажным преимуществом интеграции является снижение транзакционных издержек. Согласно экспертным оценкам, до половины времени, затрачиваемого на транспортировку товаров, до создания ТС приходилось на простой в очередях при пересечении таможенной границы. Её устранение существенно облегчило кооперацию производства, при которой сложное изделие по нескольку раз пересекает межгосударственные границы. Создание Таможенного союза, таким образом, означает существенное снижение издержек при совместном производстве товаров, повышение конкурентоспособности и расширение рынков сбыта. Последовательное расширение этого рынка делает нашу экономику более устойчивой к влиянию глобального кризиса, расширяет возможности развития.

Объективность анализа требует указать не только выгоды, но и проблемы, с которыми столкнутся и уже столкнулись предприятия и государства — члены Таможенного союза. Очевидно, что вместе с формированием общего рынка трёх государств в некоторых отраслях возрастёт конкуренция. Прежде всего это касается химико-металлургического, агропромышленного и в меньшей степени строительного комплекса, а также торговли.

Вместе с тем негативные последствия обострения конкуренции для этих отраслей экономики ограничены. Так, большинство металлургических предприятий имеет значительную «подушку безопасности» в виде завышенных цен на свою продукцию, злоупотребляя доминирующим положением на своих национальных рынках. По многим позициям металлургической и химической продукции внутренние цены часто превышают мировые. В агропромышленном комплексе во всех трёх государствах основная конкуренция разворачивается с импортом продукции из третьих стран, которая доминирует на рынках крупных городов. В строительстве с созданием Таможенного союза возрастёт конкуренция на рынке стройматериалов, важнейшие ниши которого монополизированы крупными кампаниями, систематически и существенно завышающими цены на свою продукцию. В торговле возникают определённые искажения в механизмах рыночной конкуренции в связи с различиями в косвенном налогообложении товаров, обращающихся в разных национальных юрисдикциях. В частности, относительно низкие уровни НДС и акцизов в Казахстане создают конкурентные преимущества казахстанской торговле, особенно подакцизными товарами. Однако в течение достаточно длительного переходного периода сохранится принцип национального резидентства, что будет препятствовать свободному обращению товаров между национальными территориями. За это время будут приняты меры по гармонизации национальных систем косвенного налогообложения вплоть до их унификации.

Таким образом, повышение конкуренции на внутреннем рынке Таможенного союза для подавляющего большинства отраслей будет несущественным. А в тех отраслях, где это всё же произойдёт, общий макроэкономический эффект окажется положительным, так как будет способствовать снижению монополизации рынков и нормализации конкуренции, приближению к равновесным ценам.

Оценка эффективности создания Таможенного союза должна вестись не только по общим критериям повышения экономической активности в показателях ВВП или конечного потребления, но и для бюджетных доходов, которые весьма чувствительны к налоговым поступлениям, взимаемым таможенными службами. Еще до образования ТС во взаимной торговле государств — его членов не взимались импортные пошлины. Отмена таможенного контроля привела лишь к изменению технологии взимания косвенных налогов, которыми теперь занимаются национальные налоговые службы. Более существенным является упразднение экспортных пошлин во взаимной торговле.

Однако, как показывают расчеты, краткосрочная потеря части поступлений по экспортным пошлинам будет с лихвой компенсирована уже в течение двух лет за счёт расширения налогооблагаемой базы благодаря росту экономической активности вследствие углубления интеграции.

В целом снятие межгосударственных таможенных границ снижает давление внешнего рынка на развитие собственного производства стран Таможенного союза, даёт возможность лучше подготовиться к глобальной конкуренции после вступления в ВТО. Объём взаимной торговли, исчисляемый как сумма стоимостных объёмов экспортных операций государств — членов Таможенного союза во взаимной торговле, в 2011 году вырос на 34,6 % по сравнению с предыдущим годом и составил 63,5 млрд долл. Потенциал её дальнейшего роста остаётся весьма значительным: взаимная торговля со странами — членами Таможенного союза в 2011 году занимала 46,4 % объёма внешней торговли Республики Беларусь, 18,2 % внешнеторгового оборота Республики Казахстан и 7,5 % объёма внешней торговли Российской Федерации.

Странам — членам Таможенного союза во взаимной торговле удалось достичь более высокой степени диверсификации товарной структуры, чем во внешней торговле с третьими странами. Большую долю занимает продукция с высокой степенью переработки. Если во внешней торговле 72,6 % экспорта пришлись на минеральные продукты, то во взаимной торговле — только 41,1 %. Машины, оборудование и транспортные средства занимают 19 % объёма взаимной торговли, в то время как доля продаж этих товаров за пределами Таможенного союза составляет лишь 2,4 % совокупного экспорта. Еще 12,7 % приходятся на металлы и изделия из них, 9,3 % — на продовольственные товары и сельхозсырье, 9,1 % — на продукцию химической промышленности, 8,8 % — на прочие готовые товары.

Такая структура взаимной торговли стран — членов Таможенного союза отлична от структуры взаимной торговли государств Евросоюза, на долю которой приходится более 60 % всего товарооборота ЕС. Во внутреннем товарообмене ЕС 34,9 % приходятся на машины, оборудование и транспортные средства, 16,4 % — на химическую продукцию, 15,7 % — на текстильную и кожевенную продукцию, металлы и изделия из них, 8,4 % — на продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье, 6,8 % — на минеральные продукты.

Ещё одно положительное последствие Таможенного союза — увеличение эффективности транзитного потенциала государств союза. Росту грузоперевозок способствует отсутствие барьеров на внутренних границах. В будущем это открывает равный доступ к инфраструктуре, что особенно важно и актуально для Казахстана и Белоруссии как стран, не имеющих выхода к морю.

ЕДИНОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО

Успешная работа по созданию Таможенного союза дала возможность президентам Беларуси, Казахстана и России принять в Минске 27 ноября 2009 года историческое решение — не дожидаясь окончательного завершения строительства полномасштабного Таможенного союза, перейти к следующей, более высокой ступени интеграции на пространстве ЕврАзЭС —

формированию Единого экономического пространства (ЕЭП). На внеочередной встрече в г. Алматы 19 декабря 2009 года главы трёх государств утвердили План действий по формированию ЕЭП, который предусматривал разработку и подписание в течение двух лет, к 1 января 2012 года, пакета международных договоров, обеспечивающих создание ЕЭП.

Основными целями формирования ЕЭП были определены:

— эффективное функционирование общего (внутреннего) рынка товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов;

— создание условий стабильного развития экономики сторон в интересах повышения жизненного уровня населения;

— проведение согласованной налоговой, денежно-кредитной, валютно-финансовой, торговой, таможенной и тарифной политики;

— развитие единых транспортных, энергетических и информационных систем;

— создание общей системы мер государственной поддержки развития приоритетных отраслей экономики, производственной и научно-технологической кооперации.

Единое экономическое пространство является более глубокой формой экономической интеграции и включает в себя, помимо действующего Таможенного союза, такие составляющие, как проведение согласованной экономической политики, обеспечение свободного движения услуг, капитала, трудовых ресурсов и доступ к инфраструктуре государств — членов ЕЭП. В рамках ЕЭП должны функционировать однотипные механизмы регулирования экономики, основанные на рыночных принципах, гармонизации и унификации норм и правил.

Было принято Соглашение о согласованной макроэкономической политике, которое предусматривает, что формирование экономической политики сторон осуществляется в рамках количественных параметров, определяющих устойчивость экономического развития:

— годовой дефицит государственного бюджета — не выше 3 % ВВП;

— государственный долг — не выше 50 % ВВП;

— уровень инфляции (индекс потребительских цен в среднегодовом выражении): не более чем на 5 процентных пунктов выше уровня инфляции страны — участницы ЕЭП с наименьшим ростом цен.

В целях гармонизации систем регулирования экономики приняты соглашения, которые устанавливают: единые принципы и правила регулирования деятельности субъектов естественных монополий, формирования единой конкурентной политики для обеспечения свободного перемещения товаров, услуг и капитала на единой таможенной территории государств — участников ЕЭП; единые правила предоставления промышленных субсидий и государственной поддержки сельского хозяйства, что должно обеспечить транспарентность предоставления и использования субсидий и создание равных конкурентных условий для предпринимательской деятельности. К таким документам относятся:

— Соглашение о единых принципах и правилах регулирования деятельности субъектов естественных монополий;

— Соглашение о единых принципах и правилах конкуренции;

— Соглашение о единых правилах предоставления промышленных субсидий;

— Соглашение о единых правилах государственной поддержки сельского хозяйства;

— Соглашение о государственных (муниципальных) закупках;

— Соглашение о единых принципах регулирования в сфере охраны и защиты прав интеллектуальной собственности.

Ещё одним важнейшим сегментом ЕЭП является общий рынок услуг. В базовых документах Сообщества определено, что государства-участники будут стремиться предоставлять друг другу на взаимной основе национальный режим доступа на рынок услуг для юридических и физических лиц стран-участниц, обеспечивать взаимное признание лицензий в лицензируемых видах деятельности и гармонизацию национальных законодательств, а в отношении третьих стран будут проводить согласованную политику торговли услугами. Этим целям служит Соглашение о торговле услугами и инвестициях в государствах — участниках Единого экономического пространства.

При формировании общего рынка капитала обеспечивается создание условий и механизмов, гарантирующих равный (недискриминационный) доступ на рынок финансовых, банковских и страховых услуг на условиях национального режима, равные правовые условия инвестиционной деятельности, снятие ограничений в отношении валютных операций. Для этого приняты:

— Соглашение о создании условий на финансовых рынках для обеспечения свободного движения капитала;

— Соглашение о согласованных принципах валютной политики.

Создание общего рынка труда (трудовых ресурсов), свободное передвижение граждан государств-участников внутри Единого экономического пространства предполагает отмену любой дискриминации в отношении граждан Сторон и создание унифицированного правового режима в части трудоустройства, вознаграждения, других условий труда и занятости. Для этого приняты:

— Соглашение о сотрудничестве по противодействию нелегальной трудовой миграции;

— Соглашение о правовом статусе трудящихся-мигрантов и членов их семей.

Одной из приоритетных задач государств — членов ЕврАзЭС является формирование общего энергетического рынка, позволяющего эффективно использовать топливно-энергетические ресурсы и решать проблемы энергообеспечения экономик. Его создание предполагает сближение уровней реформ в сфере энергетики, обеспечение свободного перемещения энергоресурсов по территориям Сообщества, равного доступа к услугам естественных монополий в области транспортировки и транзита энергоносителей, совместного развития инфраструктуры энергетического рынка и проведения согласованной тарифной политики. На решение этих задач направлены:

— Соглашение о порядке организации, управления, функционирования и развития общих рынков нефти и нефтепродуктов Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации;

— Соглашение о правилах доступа к услугам субъектов естественных монополий в сфере транспортировки газа по газотранспортным системам, включая основы ценообразования и тарифной политики;

— Соглашение об обеспечении доступа к услугам естественных монополий в сфере электроэнергетики, включая основы цено­образования и тарифной политики.

Целями Соглашения о регулировании доступа к услугам железнодорожного транспорта, включая основы тарифной политики, являются:

— обеспечение доступа потребителей к услугам железнодорожного транспорта при осуществлении перевозок по территории государства каждой стороны на условиях не менее благоприятных, чем условия, созданные для потребителей государства этой каждой Стороны;

— соблюдение баланса экономических интересов между потребителями услуг железнодорожного транспорта и организациями железнодорожного транспорта Сторон;

— обеспечение условий для доступа организаций железнодорожного транспорта одной Cтороны на внутренний рынок услуг железнодорожного транспорта государства другой Стороны.

В течение 2011 года весь пакет из 17 базовых соглашений по ЕЭП был ратифицирован Сторонами, и эти соглашения вступили в силу с 1 января 2012 года, что означало начало работы Единого экономического пространства Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации. Для обеспечения его полноформатного функционирования потребуется в период с 2011 по 2015 год принять еще 13 международных договоров и 42 иных документа (протоколов, методик, критериев и т. п.).

Интеграционный эффект от создания ЕЭП

 

Динамика ВВП (2011 г. = 1,0)

ВВП (млрд долл. США) 2011 г.

Отсутствие ЕЭП

 

2015

2020

2030

2015

2020

2030

Россия

1,25

1,60

2,47

2380,3

3809,0

9411,1

Беларусь

1,18

1,37

1,77

65,3

89,4

157,9

Казахстан

1,19

1,51

2,36

224,0

338,5

797,6

Создание ЕЭП

 

2015

2020

2030

2015

2020

2030

Россия

1,27

1,62

2,53

2411

3905

9890

Беларусь

1,23

1,44

3,23

67,8

97,4

314,3

Казахстан

1,22

1,53

2,63

229,5

350,8

921,1

ИТОГО

 

38,65

116,76

758,96

Образование Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана означает создание общего рынка товаров с классическими эффектами увеличения масштаба и разнообразия, что способствует повышению эффективности и росту экономического потенциала стран-членов. Речь идёт о возможностях повышения в среднесрочной перспективе темпов экономического роста в 1,5–2 раза за счёт восстановления кооперационных связей и общего экономического пространства.

Оценки макроэкономического эффекта интеграции, полученные в результате вариантных расчётов по макроструктурной интегрированной модели межотраслевого баланса государств — членов ТС, доказали, что страновая ориентация внешнеторговой политики оказывает существенное влияние на динамику российской экономики. Повышение значения экономической интеграции со странами СНГ является важным дополнительным фактором экономического роста и создаёт значительные дополнительные возможности для преодоления сложившейся топливно-сырьевой направленности российской экономики. Ускорение развития обрабатывающих отраслей промышленности России, продукция которых, как правило, неконкурентоспособна на западных рынках, возможно лишь при условиях форсированного создания общего внутреннего рынка на постсоветском пространстве. То же справедливо и для остальных государств — членов ТС.

Институтом народнохозяйственного прогнозирования РАН были проведены расчёты, показывающие макроэкономический эффект от создания ЕЭП России, Беларуси и Казахстана.

Величина интеграционного эффекта в условиях ограничения ЕЭП тремя странами характеризуется следующими показателями.

Как показывают приведённые расчёты, создание ЕЭП в составе трёх стран даёт суммарный интеграционный эффект к 2030 году свыше 750 млрд долл. в ценах 2011 года. Наиболее значимыми интеграционные процессы являются для экономики Беларуси, чей ВВП к 2030 году оказывается в 3,2 раза выше уровня 2011 года по сравнению с ростом в 1,7 раза в сценарии отсутствия интеграции. Суммарный выигрыш Казахстана от создания ЕЭП оценивается в период 2011–2030 гг. свыше чем 120 млрд долл. в ценах 2011 года, Россия к 2030 году обеспечивает дополнительный прирост ВВП чуть менее 500 млрд долл. в ценах 2011 года.

Дополнительный прирост ВВП формируется не только за счёт прямых эффектов, связанных с расширением кооперационных связей. Не менее важное значение имеет постепенная гармонизация технологической базы, формирование единых требований к эффективности производства. Кроме того, следует учитывать дополнительные эффекты, связанные с перераспределением доходов в рамках кооперационных связей, перетоком финансовых ресурсов.

Следует также учитывать, что приведённые оценки могут быть серьёзно повышены в случае проведения единой промышленной и технологической политики стран ЕЭП, предусматривающей совместное финансирование проектов, обладающих высоким интеграционным потенциалом. Создание развитой системы проектного финансирования в рамках ЕЭР способно существенно увеличить макроэкономическую эффективность сотрудничества в рамках ЕЭП.

Кроме того, интеграционные эффекты могут быть существенно повышены в условиях динамичного развития стран — участниц ЕЭП. Более высокие базовые характеристики экономической динамики позволят извлечь больше выгод из межстрановой кооперации. В связи с этим вхождение в ЕЭП предъявляет дополнительные требования к качеству экономической политики, так как использование потенциала интеграции на постсоветском пространстве возможно только в условиях устойчивого и динамичного экономического роста.

Проведённые исследования позволяют сделать следующие качественные оценки:

— активизация интеграционного процесса по созданию Единого экономического пространства СНГ с участием России, Беларуси, Казахстана имеет высокую экономическую эффективность как для всех интегрируемых стран в целом, так и для каждой из этих стран в отдельности;

— интеграционный эффект достигается прежде всего за счёт расширения кооперационных связей и рынка взаимного товарообмена продукцией обрабатывающих отраслей промышленности и продукцией сельского хозяйства, которая по своим конкурентным возможностям не может быть реализована на рынке других стран. Это относится, прежде всего, к машиностроительной продукции, продукции сельского хозяйства и пищевой промышленности;

— размер интеграционного эффекта в значительной степени зависит от политики цено­образования на рынке топливно-энергетических ресурсов ЕЭП. Комфортные ценовые условия значительно повысят привлекательность ЕЭП для включения в него новых стран;

— наиболее эффективным является максимально глубокий уровень интеграции, предполагающий наряду с поддержанием отношений свободной торговли введение общей системы согласования и реализации целей экономической политики, обеспечивающих максимальное использование потенциала развития интегрируемых стран.

Наибольший относительный эффект интеграции приходится на Беларусь, которая имеет наиболее диверсифицированную торговлю с партнёрами. С созданием ЕЭП белорусский экспорт получает дополнительные преимущества и может достичь 35 % ВВП Беларуси. Инвестиционная привлекательность Беларуси с учётом наличия квалифицированной рабочей силы и сравнительно развитых производств значительно возрастёт. Сама структура производства в Беларуси останется приблизительно такой же, но возрастёт доля металлургии (с 2,3 % в 2010 году до 4,2 % ВВП в 2030 году) и машиностроения (с 12,8 % в 2010 году до 16,2 % ВВП в 2030 году), а также сельского хозяйства (с 7,0 % в 2010 году до 7,8 % ВВП в 2030 году) и пищевой промышленности (с 7,9 % в 2010 году до 8,2 % ВВП в 2030 году). Таким образом, членство в ЕЭП позволит Беларуси не только сохранить, но и усилить позиции своего машиностроения и сельскохозяйственного производства, которые на сегодня наряду с нефтепереработкой являются основой белорусской экономики.

Серьёзные выгоды от интеграции ожидаются и для Казахстана, который так же, как и Россия, в значительной степени зависит от добычи углеводородов. Развитие в рамках ЕЭП будет способствовать повышению диверсификации российской экономки и существенному уменьшению зависимости казахстанской экономики от добываемого сырья. Соответственно, уменьшится доля добывающей промышленности (с 28,1 % в 2010 году до 22,6 % ВВП в 2030 году) и вырастет доля машиностроения (с 2,8 % в 2010 году до 7,2 % в 2030 году).

Что касается России, то её экономика к 2030 году получит от создания ЕЭП дополнительно свыше 2 % ВВП, будет увеличиваться доля машиностроения в структуре валового выпуска (с 7,1 % в 2010 году до 9,6 % в 2030 году). Таким образом, все три страны — участницы ЕЭП совместно смогут укрепить свои позиции в индустриально-технической сфере. Для России дополнительные поступления до 2030 года оцениваются в сумме 632 млрд долл., для Белоруссии — 170 млрд долл., для Казахстана — 107 млрд долл.

Кроме того, принципиально важно, что ЕЭП, наряду с передачей указанных выше полномочий на наднациональный уровень, обязует Стороны к согласованным действиям в ключевых областях госрегулирования: в макроэкономике, в обеспечении правил конкуренции, в сфере технических регламентов и сельскохозяйственных субсидий, транспорта, тарифов естественных монополий. Это открывает широкие возможности и для бизнеса. Речь идёт о новых динамичных рынках, где действуют единые стандарты и требования к товарам и услугам, причём в большинстве случаев унифицированные с европейскими. Согласованная техническая политика позволит избежать технологических разрывов, несовместимости продукции. Естественно, чтобы закрепиться на таком открытом рынке, бизнесу предстоит работать над своей эффективностью, снижать издержки, вкладывать ресурсы в модернизацию. Потребители от этого только выиграют.

Вместе с тем можно говорить и о «конкуренции юрисдикций», о борьбе за предпринимателя. Ведь каждый российский, казахстанский и белорусский бизнесмен получает право выбора: в какой из трёх стран ему регистрировать свою фирму, где вести дела, где заниматься таможенным оформлением грузов. Это серьёзный стимул для национальных бюрократий заняться совершенствованием рыночных институтов, административных процедур, улучшением делового и инвестиционного климата. Необходимо также совершенствовать законодательство в соответствии с лучшей мировой и европейской практикой.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ: ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

Расширение ядра евразийской интеграции, в которое, как планируется, к началу 2014 года вольётся Кыргызстан, уже подавший заявку на присоединение, а также Таджикистан, как это было подтверждено президентом этой страны на заседании МежгоссоветаЕврАзЭС в декабре 2012 года, является важным условием повышения эффективности ТС и ЕЭП. То или иное участие в евразийском интеграционном процессе примут Украина, Армения, Молдова и, возможно, другие государства СНГ, с которыми в 2011 году было заключено многостороннее соглашение о свободной торговле. При этом чрезвычайно важным для достижения максимального макроэкономического эффекта интеграции является вопрос участия в ней Украины.

УКРАИНА

Именно Украина была одним из инициаторов формирования Единого экономического пространства с Россией, Белоруссией и Казахстаном. После «оранжевой» революции она вышла из этого процесса, руководствуясь идеей европейской интеграции. Разрушительный эффект этого шага в полной мере проявился в ходе нынешнего кризиса, который для украинской экономики оказался катастрофическим.

Так, по состоянию на 1 июня 2009 года темпы падения промышленного производства (к соответствующему периоду предыдущего года) составили 31,9 %, в машиностроении — 53,7 %, в химии и нефтехимии — 36,4 %. Инвестиции упали на 39,5 %. Инфляция с конца 2008 года составила 106,9 %. Эти цифры — прямое следствие навязанного вопреки здравому смыслу «оранжевому» украинскому руководству геополитического выбора, свидетельствующие о катастрофических последствиях для Украины разрыва традиционных кооперационных связей с партнёрами по СНГ, в частности, с Российской Федерацией.

Отрыв Украины от России происходил не сам по себе. Столь самоубийственный для украинской экономики курс не мог складываться автоматически — наоборот, «невидимая рука рынка» постоянно удерживала Украину в орбите сотрудничества с Россией. Для экспертов было очевидно, что антироссийский вектор задавался Вашингтоном исходя из официальных целей американской геополитики на постсоветском пространстве. При этом в Вашингтоне исходили из концепции известного политолога Збигнева Бжезинского, который обосновывал важность американского вмешательства во внутренние дела Украины с целью её отрыва от России тем, что «Россия без Украины не может быть сверхдержавой». У этой формулы есть историческое (Украина — колыбель российской цивилизации), экономическое (Украина — наиболее развитый в промышленном и сельскохозяйственном отношении регион Российской и Советской империй), географическое (Украина — это выход к тёплым морям и землям, к которым традиционно стремился вынужденный жить в неблагоприятном климате русский народ), геополитическое (Украина — крупнейшее государство Европы с населением около 50 млн человек, большинство из которых воспитано на русской культуре) объяснение.

Пагубность и экономическая несостоятельность навязанного Украине геополитического выбора в кризисный период в полной мере отразилась на состоянии её платежного баланса и валютно-финансовой системы. Произошла девальвация гривны; падение ряда системо­образующих банков, которые были не в состоянии расплатиться по иностранным кредитам; обрушился фондовый рынок; инфляция выросла до 15–30 % в месяц; на треть снизились реальные доходы населения.

Представленные в совместном исследовании Института народнохозяйственного прогнозирования РАН и Института экономики и прогнозирования Национальной академии наук Украины расчёты демонстрируют экономический эффект для Украины при двух различных сценариях её участия в процессах региональной интеграции. В первом сценарии рассмотрен экономический эффект присоединения украинской экономики к Таможенному союзу и участия в Едином экономическом пространстве в рамках ЕврАзЭС. Во втором сценарии рассмотрены последствия для Украины в случае её вхождения в зону свободной торговли с ЕС, что исключает возможность присоединения к Таможенному союзу на нынешнем этапе интеграции и может вызвать ухудшение торговых режимов с входящими в него государствами.

По результатам расчётов при реализации сценарных условий по первому варианту (при присоединении Украины к Таможенному союзу) прирост экспорта украинских товаров в РФ увеличится, по разным оценкам, на 4,6–8,8 млрд долл. При этом в наибольшей мере вырастет стоимость поставок продукции машиностроения, удельный вес которой в структуре прироста составляет (в зависимости от варианта расчетов) 36–40 % и металлургической промышленности — 22–42 %.

В случае отказа Украины от участия в Таможенном союзе ожидается, напротив, сокращение экспорта в Россию, по минимальным оценкам, на 1,4–1,9 млрд долл.

В случае реализации первого сценария прирост товарооборота (без учёта углеводородов) в результате взаимной интеграции и устранения торговых барьеров для украинской экономики может быть весьма существенным: от 13,5 % до 16,4 % от ВВП Украины. В дополнение к этому за счёт отмены в рамках ТС экспортных пошлин на углеводороды, поставляемые из России в Украину, положительный прирост сальдо торгового баланса Украины составит 2,9 млрд долл. (за счёт снижения стоимости ввозимых углеводородов). По условиям ЕЭП при формировании Единого энергетического рынка и переходе к принципу равнодоходности поставок природного газа положительный прирост торгового сальдо Украины увеличится до 5,1 млрд долл. Кроме того, эффект от отмены защитных мер во взаимной торговле оценивается в 0,5 млрд долл., а снятие технических барьеров в торговле даст ещё более 1,0 млрд долл. Всего улучшение условий торговли для Украины оценивается в 6–10 млрд долл., что позволяет ей сбалансировать торговый баланс и обеспечить макроэкономическую устойчивость. Следует иметь в виду и другие положительные эффекты, которые могут быть получены при расширении торговли товарами и услугами, активизации научно-технического сотрудничества, повышении инвестиционной и инновационной активности в капиталоёмких отраслях промышленности. В частности, весьма значительным будет синергетический эффект благодаря восстановлению кооперационных связей между украинскими предприятиями и предприятиями из стран ЕврАзЭС, а также благодаря реализации новых совместных проектов в высокотехнологических сферах.

Расширение рынков сбыта для украинских производителей (в силу повышения конкурентоспособности их товаров и услуг на рынках стран — членов ЕврАзЭС) на практике будет выражаться в расширении объёмов производства на украинских предприятиях-экспортерах, а также в появлении новых экспортёров. Мультипликативный эффект от увеличения производства на украинских предприятиях-экспортёрах обеспечит возникновение новых рабочих мест и дополнительные доходы украинского бюджета.

Доходы государственного бюджета Украины увеличатся также вследствие повышения импортной пошлины до уровня Единого таможенного тарифа Таможенного союза. Эта мера также позволит повысить ценовую конкурентоспособность украинских товаропроизводителей на 5 %, что даст дополнительный положительный эффект в росте производства и доходов.

Важной составляющей экономического эффекта, получаемого Украиной, является снижение трансакционных и временных издержек вследствие снятия таможенного контроля на границах и существенного упрощения и стандартизации многих процедур, связанных с оборотом товаров во взаимной торговле членов Таможенного союза. Это позволит повысить транзитные перевозки, осуществляемые через территорию Украины, что приведёт к увеличению доходов украинских транспортных и логистических предприятий.

В случае реализации второго сценария (неучастие Украины в Таможенном союзе в рамках ЕврАзЭС и формирование зоны свободной торговли с ЕС) произойдёт неизбежное ухудшение условий торгово-экономического сотрудничества с Россией и другими государствами — членами Таможенного союза, что приведёт к снижению конкурентоспособности украинской обрабатывающей промышленности, в особенности машиностроения. При этом в случае ожидаемого дальнейшего повышения цен на газ энергоемкие металлургический, химико-металлургический комплексы Украины, генерирующие максимальную прибыль и являющиеся локомотивами экономического роста, останутся за зоной рентабельности и будут вынуждены свернуть значительную часть экспортного производства, что ещё более ухудшит положение украинской экономики по сравнению с первичным отрицательным эффектом.

Участие Украины в евразийском интеграционном процессе может существенно повысить его экономическую эффективность. Как показывают расчёты, если создание ЕЭП в составе четырёх стран даёт суммарный интеграционный эффект в десятилетней перспективе в 773 млрд долларов, то без Украины это выражается в сумме 411 млрд долларов, то есть почти в два раза меньше (53 %). Эффект создания ТС с Украиной оценивается в 562 млрд долларов, а без Украины — в 302 млрд долларов (54 %).

Наряду с обобщёнными оценками интеграционного эффекта, выражающимися в дополнительных ресурсах валового внутреннего продукта, получаемых за счёт активизации интеграционных процессов, для оценки эффективности интеграции целесообразно использовать и другие экономические показатели, раскрывающие общий интеграционный эффект. Такими показателями может служить величина дополнительных ресурсов конечного потребления, а также дополнительная величина инвестиционных ресурсов, получаемая за счёт активизации интеграционного процесса.

Специальное исследование состояния производственно-технологической кооперации между российскими и украинскими предприятиями «Научно-технологическое взаимодействие России и Украины: прогнозирование возможностей и механизмы их реализации» показало, что целесообразность кооперации и возможной интеграции отдельных отраслей обусловлена длительными культурными традициями, близостью территории, кооперационными связями, сопоставимым уровнем используемых технологий, сходными проблемами освоения рыночных отношений и другими факторами.

При определённых взаимных усилиях Украины и России возможно совместное участие научно-технологических и экономических потенциалов в проведении избирательной модернизации на инновационной основе отдельных секторов экономики. К ним относятся:

— энергетическое машиностроение;

— ракетно-космическая промышленность;

— судостроение;

— авиастроение;

— атомная промышленность;

— военно-техническое сотрудничество;

— машиностроение в интересах нефтегазового комплекса;

— сельскохозяйственное машиностроение и др.

Чтобы ожидаемое сотрудничество России и Украины в научно-технологической и экономической областях было значительно более эффективным, чем в предыдущие годы, необходимо использовать новые, современные подходы к организации и управлению сотрудничеством.

Для перехода к новому качеству в сфере инновационного сотрудничества необходимо:

— формирование постоянно действующей организационной структуры для выполнения функций отбора общих инновационных проектов и поддержки их реализации;

— создание согласованной системы научно-технологического прогнозирования развития экономик для выявления перспективных направлений сотрудничества России и Украины с государствами — членами СНГ в инновационной сфере;

— создание коммуникационной платформы для сбора и предоставления информации о потенциальных партнёрах в странах СНГ и в третьих странах по реализации научно-технологической деятельности; обязателен анализ и обобщение информации об успехах инновационных проектов и других форм сотрудничества и их публикация;

— создание организационных структур по обмену опытом и повышению информированности государственных и муниципальных служащих о нормативной правовой базе научно-технической и инновационной политики и межгосударственного сотрудничества;

— для формирования такой сети предполагается выявление специализированных организаций-лидеров в Украине и России, которые владеют универсальными научными установками, исследовательско-экспериментальным оборудованием, испытательными стендами, полигонами и т. д.

Важно ускорить разработку программы гармонизации законодательных и других нормативных правовых актов Украины и России в сфере регулирования налогообложения деятельности по разработке и производству высокотехнологической наукоёмкой продукции (услуг); подписание базисных соглашений, ориентированных на гармонизацию налогообложения и унификацию налогового документооборота; ликвидацию неэффективных элементов налоговых норм (правил) на национальном уровне; обеспечение обязательного согласования введения или изменения норм налогообложения; проведение согласованной налоговой политики обоих государств на основе постепенной унификации принципов и правил налогообложения в сфере осуществления инновационной деятельности; сближение условий предоставления налоговых льгот, которые распространяются на инновационную деятельность в государствах.

В настоящее время назрела острая необходимость задействовать те направления двусторонних торгово-экономических связей, которые, несмотря на принятые многочисленные решения, всё ещё остаются нереализованными. Необходимо также решить комплекс вопросов, связанных с упрощением действующих процедур таможенного контроля и таможенного оформления товаров на российско-украинской границе.

Необходимо обеспечить гармонизацию технического регулирования в Украине и России межгосударственных стандартов с требованиями аналогичных международных и европейских стандартов. Для этого требуется разработка единой нормативной базы, которая определяет согласованные требования в сфере разработки и производства высокотехнологической наукоёмкой продукции (услуг); создание и развитие единой межгосударственной системы информационного обеспечения; создание и обеспечение деятельности Межгосударственного совета по стандартизации, метрологии и сертификации, выработки согласованной политики технического регулирования.

Неучастие Украины в интеграционных процессах повлечёт существенное ухудшение условий кооперации тысяч предприятий, что приведёт к снижению конкурентоспособности российской и украинской обрабатывающей промышленности, в особенности машиностроения. Российская и украинская экономика сохраняют потенциал роста наукоёмкой промышленности, которая десятилетиями развивалась в широкой производственно-технологической кооперации между российскими и украинскими предприятиями. Её поддержание и развитие особенно важно для повышения конкурентоспособности авиационной, ракетно-космической, атомной, судостроительной, электротехнической и других высокотехнологических отраслей, в сфере развития транспортной и телекоммуникационной сети, в агропромышленном комплексе.

Также интересам России и Украины отвечает создание и продвижение на внутренних и внешних рынках перспективных образцов авиационной техники.

Теснейшее российско-украинское сотрудничество в экономической сфере — не случайное стечение обстоятельств, которое могло бы быть поставлено под сомнение. Это прямое наследие общей истории, а точнее — органичное и закономерное её продолжение. Многоуровневые кооперационные связи, взаимопереплетение и взаимодополняемость экономик, общность научно-технического потенциала, производственной базы и методов хозяйствования — всё это и сегодня предопределяет наличие мощной стратегической составляющей и значительный потенциальный эффект российско-украинского партнёрства, реализация которого зависит от участия Украины в евразийском интеграционном процессе.

КЫРГЫЗСТАН

Работа по вопросу участия Кыргызстана в Таможенном союзе была начата по заявлению бывшего президента Республики К. Бакиева от 29 мая 2009 года, в котором говорилось о желании Кыргызской Республики участвовать в разработке договорно-правовой базы ТС. Решением Комиссии Таможенного союза (КТС) от 25 июня 2009 года № 59 была утверждена Рабочая группа по вопросу участия Кыргызской Республики в Таможенном союзе (далее — Рабочая группа), которая 7 апреля 2011 года представила КТС доклад с необходимым пакетом документов по началу процесса присоединения Кыргызской Республики к Таможенному союзу. Однако решения тогда принято не было в связи с необходимостью официального подтверждения намерения о присоединении со стороны нового руководства Кыргызстана. 12 апреля 2011 года нынешний президент Кыргызстана А. Атамбаев в качестве премьер-министра Республики направил официальное предложение, в котором он заявил, что Кыргызская Республика готова начать процесс присоединения к Таможенному союзу и Единому экономическому пространству в рамках ЕврАзЭС.

Присоединение Кыргызской Республики к Таможенному союзу позволит существенно улучшить экономическую и стабилизировать политическую ситуацию в республике. По имеющимся оценкам, оно положительно скажется на производстве и экспорте сельхозпродукции, текстильных изделий, стройматериалов и других товаров, производимых в республике, что создаст условия для увеличения экспортного потенциала страны на 20–25 % и соответствующего прироста ВВП в обозримой перспективе. Расширение рынков сбыта кыргызских товаров на Единой таможенной территории Таможенного союза создаст дополнительные стимулы для долгосрочных инвестиций в экономику Кыргызской Республики, в особенности в электроэнергетику, лёгкую промышленность, агропромышленный комплекс и транспортно-логистическую инфраструктуру. Это позволит существенно увеличить доходы госбюджета Кыргызской Республики, которые только от взимания в соответствии с законодательством Таможенного союза ввозных таможенных пошлин и НДС с импортируемых товаров вырастут, согласно расчётам, в 1,5 раза. Наряду с ростом производства и доходов позитивные изменения для экономики и бюджетной сферы Кыргызстана будут включать: существенное улучшение положения трудовых мигрантов, приезжающих в государства — члены ТС и ЕЭП, облегчение транспортного сообщения в рамках Единой таможенной территории, расширение притока капитала и иностранных инвестиций.

Особенностью Кыргызстана по сравнению с государствами — членами ТС является малый размер её экономического потенциала, который на два порядка ниже российского и на порядок ниже казахстанского или белорусского. Эта особенность служит основанием для скептических суждений в отношении своевременности присоединения Кыргызстана с точки зрения усложнения процесса принимаемых наднациональных решений. При этом обычно высказываются такие аргументы, как относительно низкий уровень её экономического развития и неустойчивая политическая система. Однако как отечественный, так и международный опыт процессов региональной экономической интеграции доказывает позитивное значение разнообразия интегрирующихся экономик, которое усиливает синергетический эффект. В свою очередь, повышение устойчивости действующей в Кыргызстане политической системы прямо зависит от результатов проводимой экономической политики, которые во многом зависят от решения вопроса о присоединении к Таможенному союзу.

Несмотря на небольшой вес кыргызской экономики в Таможенном союзе и ЕЭП, её присоединение будет иметь большое геополитическое значение и станет важной вехой в развитии евразийской интеграции. Ключевое для среднеазиатского региона географическое положение, значительные гидроэнергетические ресурсы, рекреационный потенциал, культурно-историческое наследие Кыргызстана имеют уникальное значение для реализации российского проекта евразийской интеграции.

АРМЕНИЯ

В настоящее время интенсивность торговли России и других государств — членов ТС с Арменией является весьма низкой. В 2011 году объём экспорта России в Армению составил 744 млн долл., из которых около 42 % составляют энергоносители, 8 % — продукция металлургического производства. Продукция машиностроения занимает около 11 % российского экспорта в Армению, в том числе около 3 % — сельскохозяйственная техника. Объём экспорта Армении в Россию составил 265 млн долл., из которых около 48 % приходится на продукцию пищевой промышленности, напитки и табачные изделия, 10 % — на фрукты и овощи, 12 % — на неметаллические минеральные продукты. Продукция машиностроения составляет около 14 % экспорта Армении в Россию, из которых 9 % приходятся на долю транспортных средств и оборудования.

Установившаяся специализация во внешней торговле не позволяет рассчитывать на большой прирост товарооборота между странами ТС и Армении, который может составить около 2 % в случае её вхождения в состав ЕЭП. При этом структура армянской экономики почти не изменится. На экономику Армении не окажет значительного влияния и изменение цен на российские энергоносители. Прежде всего это связано с тем, что в настоящее время Армения приобретает российский газ по льготным ценам, и дальнейшее их сколь‑либозначительноеснижениеявляетсямаловероятным. Во-вторых, обрабатывающиепроизводстваимеютв структуреэкономикиАрменииотносительноневысокуюдолю (около 12 %).

Интеграционные эффекты для Армении будут в основном связаны с возможностями относительного увеличения экспорта в страны ЕЭП, которые могут обеспечить дополнительный ежегодный прирост ВВП на уровне 0,3–0,4 %. Возможности прироста ВВП за счёт внутриотраслевой ко­операции или снижения цен на энергоносители являются незначительными. Таким образом, возможный экономический эффект от присоединения Республики Армения к Таможенному союзу и Единому экономическому пространству без дополнительных усилий с российской стороны в виде, к примеру, инвестиционных проектов является незначительным.

Вместе с тем, учитывая стратегическую значимость Закавказья для России и будущего Евразийского экономического союза, следует комплексно решать задачу интеграции структур ЕЭП с Арменией, развивая взаимоотношения с Грузией, Азербайджаном и Турцией. При этом целесообразно использовать потенциал Республики Казахстан как тюрко­язычной страны.

МОЛДОВА

На основании имеющихся статистических данных можно сделать вывод о начале резкого и системного ухудшения экономической ситуации в Республике Молдова вследствие следующих основных причин.

Предполагаемое изменение структуры производства ВВП Армении при вхождении в ЕЭП

 

2011

Предполагаемая структура

Сельское хозяйство

21,8 %

22,0 %

Добывающая промышленность

3,1 %

3,0 %

Обрабатывающая промышленность

10,9 %

11,2 %

Пищевая промышленность

5,8 %

6,1 %

Легкая промышленность

0,1 %

0,1 %

Деревообрабатывающая промышленность

0,2 %

0,2 %

Химическая промышленность

0,5 %

0,6 %

Металлургическое производство

2,8 %

2,8 %

Производство прочих неметаллических продуктов

0,8 %

0,8 %

Машиностроение

0,2 %

0,2 %

Прочие отрасли промышленности

0,4 %

0,4 %

Электроэнергетика

3,7 %

3,7 %

Строительство

14,0 %

13,8 %

Торговля

14,6 %

14,7 %

Транспорт и с????вязь

6,9 %

6,9 %

Услуги

25,1 %

24,7 %

Во-первых, молдавская экономика, ввиду отсутствия инвестиций в обновление основных производственных фондов и производственной инфраструктуры, утратила конкурентоспособность, что отчётливо проявилось в ходе кризисного ухудшения экономической ситуации в Европе.

Во-вторых, в течение 2011–2012 гг. сократились европейские вливания в РМ в виде кредитов, субсидий и грантов. Молдавская экономика оказалась абсолютно бесперспективной для западных компаний, которые потеряли интерес к этой стране.

В-третьих, износ производственных фондов в Молдове достиг критической величины; отсутствие возможности модернизировать производства всё чаще ведёт к закрытию предприятий и оттоку населения из республики. Выезд трудоспособного населения за пределы Молдовы достиг трети трудоспособного мужского населения республики.

В-четвёртых, результатом кризиса стал уход производителей в натуральное хозяйство.

В-пятых, вследствие ухудшения отношений с Россией в 2005–2006 годах был потерян российский рынок сбыта молдавской алкогольной продукции, последствия которого до сих пор не преодолены.

Внутреннее производство в РМ сегодня не в состоянии удовлетворить спрос внутренней экономики, а потому внешняя зависимость уровня жизни и перспектив экономического роста в Молдове растёт. Одним из важнейших источников жизнеобеспечения Молдавии в таких условиях становится Приднестровье, через которое транзитом из России ввозится дешёвое топливо и некоторые другие товары.

Согласно имеющимся оценкам, для стабилизации макроэкономической ситуации и выхода на траекторию роста Республике Молдова критически важно полноформатное членство в ТС и ЕЭП. Для её продукции в полной мере откроется традиционный и ёмкий рынок. Уже сейчас восстановление традиционных экспортных связей со странами СНГ играет ведущую роль в стабилизации экономики Молдавии. Так, согласно данным Национального бюро статистики РМ, только за первую половину 2010 года экспорт в СНГ вырос на 14,85 % по сравнению с аналогичным периодом 2009 года, в то время как экспорт в ЕС упал на 3,16 %.

Несмотря на незначительный вес молдавской экономики в структуре товарооборота России и ТС, её участие в последнем позволило бы нормализовать торгово-экономические отношения ТС с Приднестровьем, что способствовало бы не только экономической, но и политической стабилизации в этом геополитически важном регионе.

ТАДЖИКИСТАН

В июле 2010 года президент Таджикистана Эмомали Рахмон заявил, что республика серьёзно занимается изучением вопроса вхождения Таджикистана в Таможенный союз. Он подтвердил намерение участвовать в ТС в декабре 2012 года.

По оценке Минэкономразвития Таджикистана, его членство в Таможенном союзе даст гарантию беспошлинного доступа таджикской продукции на рынки стран Таможенного союза и предоставит возможность упрощённого импорта нефтепродуктов, древесины, зерна и других основных товаров, важных для экономики Таджикистана. На сегодняшний день Россия и Казахстан остаются двумя крупнейшими торговыми партнёрами Таджикистана, на которые в январе–августе 2012 года пришлось 20 % и 13,6 % общего объема внешней торговли республики соответственно. Вступление в Таможенный союз приведёт к быстрому росту товарооборота, учитывая текущую сравнительно низкую базу торговли России, Казахстана и Таджикистана. Кроме того, каналы экспорта Таджикистана в рамках беспошлинной торговли существенно вырастут по протяжённости.

Россия импортирует из Таджикистана первичный алюминий, хлопок-волокно, драгметаллы и сухофрукты, текстиль и продукцию АПК. Основа российского экспорта в Таджикистан — горюче-смазочные материалы (ГСМ), продукция транспортного машиностроения. Россия для Таджикистана — главный партнёр по импорту нефтепродуктов. На Россию приходится 60 % всех поставок нефтепродуктов в республику. Остальные 40 % она закупает в Туркменистане и Казахстане. За семь месяцев 2012 года Таджикистан импортировал нефтепродуктов на более чем 230,7 млн долл. Министерство экономического развития и торговли Таджикистана ранее подсчитывало, что вступление в Таможенный союз принесёт примерно 400 млн долл. в год выгоды от импорта ГСМ для частного сектора и потребителей. Кроме того, снижение таможенных пошлин на импорт зерна, муки и других товаров из стран ТС позволит снизить цены на них.

Таможенный союз создаст единый рынок труда, что обеспечит свободную иммиграционную политику без квот и ограничений и легализацию трудовой миграции. По оценкам экспертов, легализация всего 1 % мигрантов в России даст дополнительные выгоды в размере до 42 млн долларов. Ежегодно около 1,5 млн граждан Таджикистана выезжают в поисках работы в различные регионы РФ, при этом более 95 % таджикских трудовых мигрантов приезжают в РФ самостоятельно, без предварительного согласования с работодателями.

Вхождение Таджикистана в Таможенный союз потребует кардинального повышения эффективности пограничного контроля, особенно на границе с Афганистаном. Как и Кыргызстану, Таджикистану придется ввести принятые в ТС нормы таможенного регулирования и стандарты таможенного контроля.

В числе негативных последствий для Таджикистана от вступления в ТС иногда называется удорожание импорта из стран, не являющихся членами ТС в связи с повышением импортного тарифа. Однако после присоединения России к ВТО это повышение повлияет на цены не более чем на 1–2 %, что существенно меньше других факторов ценообразования, включая удешевление импортируемых из России ГСМ.

Хотя для России и Таможенного союза в целом вступление Таджикистана не окажет большого экономического влияния в силу незначительности его экономического веса (на Таджикистан приходится 0,1 % внешнего товарооборота России), оно имело бы важное геоэкономическое и геополитическое значение в силу стратегически важного положения Таджикистана, а также позволило бы существенно расширить электроэнергетический потенциал ЕЭП и мощности алюминиевой промышленности.

НА ПУТИ К ЕВРАЗИЙСКОМУ СОЮЗУ

Таковы основные рубежи развития евразийского интеграционного процесса, которые планируется достичь к 2015 году, завершив формирование Единого экономического пространства. Следующий этап — создание Евразийского экономического союза, в отношении содержания которого сейчас идёт дискуссия. Достигнутые рубежи дают основу для работы общего рынка товаров — первой ступени интеграции. В настоящее время идёт активная работа по обеспечению его эффективного функционирования, ориентированная, прежде всего, на выравнивание условий конкуренции и гармонизацию антимонопольного регулирования. Разрабатываются общие правила регулирования деятельности естественных монополий, ограничения по предоставлению субсидий, механизмов доступа к госзакупкам. В ближайшие три года общий рынок товаров будет дополнен общим рынком услуг, капитала и труда. Услуги должны будут предоставляться на условиях национального режима в рамках всех трёх государств Единого экономического пространства, включая транспортные, энергетические и финансовые услуги. Заработает единый финансовый рынок и рынок капитала. Трудящиеся-мигранты будут иметь равные права на рынке труда.

В дополнение к общему рынку товаров, услуг, капитала и труда будет формироваться общая стратегия развития, включающая проведение общей промышленной, сельскохозяйственной и научно-технической политики. Их реализация предполагает разработку и реализацию союзных программ развития, что, в свою очередь, потребует формирования бюджета наднационального органа со своими источниками финансирования. Рассматривается целесообразность создания союзных институтов регулирования унифицированных видов госконтроля: ветеринарного, санитарного, фитосанитарного, таможенного.

В настоящее время наднациональный орган — Евразийская экономическая комиссия, сменившая в 2012 году Комиссию Таможенного союза, — уже полномочен принимать решения по 180 функциям государственного регулирования. С завершением создания Единого экономического пространства они будут дополнены функциями антимонопольного регулирования и контроля, согласования макроэкономической политики, гармонизации налоговых систем, регулирования тарифов на железнодорожном транспорте, регулирования энергетического рынка и другими.

Хотя по основным этапам процесс евразийской экономической интеграции во многом повторяет опыт Европейского союза, в действительности он уникален. Не только для мирового опыта региональной интеграции, в котором, кроме воссоединения ФРГ и ГДР, ещё не было примеров реинтеграции экономических пространств. Но и для самих участников этого процесса, привыкших столетиями жить в масштабах единой страны, называвшейся Российской империей, а затем СССР, и впервые столкнувшихся с добровольным процессом делегирования части национального суверенитета наднациональному органу. Уникальность для них заключается в новых формах и в новом содержании интеграции. Впервые она происходит на основе норм международного права, определённых Всемирной торговой организацией, определяется сугубо прагматичными мотивами повышения конкурентоспособности экономик независимых государств, добровольно согласившихся передать свои суверенные права регулирования торгово-экономических отношений на наднациональный уровень. Впервые в деятельности наднационального органа реализована демократическая процедура принятия решений, предусматривающая абсолютное равноправие сторон. Тем самым устранено главное основание для отторжения евразийской интеграции по мотивам ущемления национального суверенитета со стороны сепаратистски настроенных оппонентов.

Сугубо экономический характер евразийской интеграции определяет границы делегирования национального суверенитета на наднациональный уровень. Полномочия наднационального органа ограничиваются вопросами торговой политики, таможенного, технического, антимонопольного регулирования, санитарного, ветеринарного и фитосанитарного контроля. При гармонизации налогового и финансового регулирования, согласовании макроэкономической политики стороны сохраняют самостоятельность в этих сферах, также как и в вопросах денежной политики.

Вместе с тем в сочетании сфер регулирования, переданных на наднациональный уровень и остающихся в национальных юрисдикциях, кроется множество сложных вопросов, по которым ещё предстоит найти решения. В ходе углубления интеграции первые сферы будут расширяться, а вторые — приводиться в соответствие с наднациональным законодательством. Пока нарабатывается первый опыт такого взаимодействия.

В соответствии с имеющейся договорно-правовой базой, ЕЭК, сменившая Комиссию ТС, по‑прежнемувырабатываетнормырегулированияпутёммежгосударственныхсогласований. За исключением вопросов принятия защитных мер и таможенного регулирования, полномочия по которым полностью переданы на наднациональный уровень, выдвижение нормотворческих инициатив и исполнение принимаемых ЕЭК норм остаётся в ведении национальных правительств. Это определяет характер работы ЕЭК как наднационального органа по форме принимаемых решений и межгосударственного — по процедурам их разработки и исполнения. На повестке дня — выработка оптимального сочетания наднациональных и межгосударственных процедур принятия решений в деятельности институтов формирующегося Евразийского экономического союза.

Смещение «центра тяжести» управляющей евразийской интеграцией системы в сторону наднационального органа с приданием последнему полномочий и ответственности в процедурах подготовки и принятия решений требует соответствующего контроля со стороны национальных органов государственной власти.

Необходимым условием развития и эффективной работы институтов интеграции является повышение ответственности международных чиновников за должное исполнение полномочий, переданных Сторонами, а также обеспечение прозрачности всех наднациональных процессов управления и регулирования. Для этого необходимо создать Интегрированную информационную систему внешней и взаимной торговли (ИИСВВТ) в соответствии с утверждёнными Концепцией и Технико-экономическим обоснованием.

Действующие в трёх государствах ТС и ЕЭП политические системы в настоящее время не позволяют рассчитывать на эффективный парламентский контроль — так же как и на создание союзного парламента. Поэтому контрольный механизм должен опираться на полномочия глав государств. Подключение к нему парламентских механизмов целесообразно в части привлечения Счётных палат Сторон, а также определённого расширения функций Межпарламентской ассамблеи ЕврАзЭС (утверждение отчётов ЕЭК, включая отчёт об исполнении бюджета, принятие рекомендаций по гармонизации национальных законодательств Сторон и др.)

После создания механизма контроля и обеспечения прозрачности деятельности ЕЭК станет возможным наделение её полномочиями выработки самостоятельных решений, а также формирование союзных институтов таможенного, торгового, технического, антимонопольного, транспортного, финансового регулирования, ветеринарного, санитарного, фитосанитарного контроля.

Формирование союзных институтов может включать объединение соответствующих национальных органов регулирования в единые наднациональные органы, обеспечивающие сквозное осуществление соответствующих функций, передаваемых на наднациональный уровень, или предусматривать совместное функционирование национальных и наднациональных регуляторов. Однако последнее может быть эффективным только при строгом и чётком разделении полномочий и высокой степени взаимного доверия, что требует полной прозрачности управленческих процессов для взаимного контроля. Это требование едва ли выполнимо, о чём свидетельствует негативный опыт попыток вовлечения национальных таможенных служб в создание единой информационной системы таможенного контроля, создание которой предусматривалось Планом действий по формированию Таможенного союза в рамках Евразийского экономического сообщества. Даже после решения о замене этой системы ИИСВВТ реального продвижения в её создании добиться не удалось, несмотря на подписанные международные договоры, регламентирующие эту работу.

В сложившихся условиях информационной закрытости национальных служб, осуществляющих исполнение переданных на наднациональный уровень полномочий, более конструктивным может оказаться их объединение в соответствующие наднациональные службы, подчинённые наднациональному органу. При этом изменится структура последнего, члены коллегии которого будут совмещать посты руководителей соответствующих служб, став полноценными министрами.

Такое решение потребует унификации соответствующих разделов национального законодательства, регламентирующего вопросы государственной службы, а также обширных организационно-технологических мероприятий.

Первый вопрос, который необходимо решить при формировании ЕЭС, сводится к выбору между:

— созданием единых информационных систем таможенного, ветеринарного, санитарного, фитосанитарного и технического контроля, объединённых в ИИСВВТ и включающих единую систему выдачи разрешительных документов и контроля за их использованием;

— или объединением национальных служб, ведущих контроль на границе, с подчинением их наднациональному органу. Это позволит также решить вопрос о введении института «резидент таможенного союза», который мог бы проводить таможенную очистку ввозимых товаров в любом из государств-членов.

Второй вопрос связан с наполнением ЕЭП содержательными задачами социально-экономического развития, формированием единой промышленной, сельскохозяйственной, научно-технической, структурной и антимонопольной политики. Расчёты свидетельствуют о том, что без такой общей политики развития экономический эффект интеграции снижается втрое. В перспективе целесообразно формирование общей системы стратегического планирования развития ЕЭС.

В случае положительного решения первых двух вопросов логичным является постановка третьего — перехода к целеориентированной бюджетной политике ЕЭС. Его положительное решение будет означать формирование полноценного бюджета ЕЭС, включающего соответствующие программы развития и финансируемого за счёт части поступлений от ввозных таможенных пошлин. С учётом действующего механизма их распределения, технических сложностей при замене на этот механизм действующей системы взносов сторон не возникнет.

Четвёртый вопрос касается устранения остающихся пограничных барьеров между членами ТС. По наиболее сложному из них, паспортно-визовому контролю, главами государств давалось соответствующее поручение, которое не выполняется уже два года. Главная трудность заключается в наличии у Казахстана безвизового обмена с Саудовской Аравией и рядом других мусульманских стран, ряд граждан которых занимаются террористической деятельностью против России. В данной сфере требуется найти выверенные и взаимоприемлемые решения.

Определённого рода барьером являются косвенные налоги, особенно НДС, который участники взаимной торговли платят дважды с последующим предъявлением к вычету в стране-экспортере. Целесообразно договориться об унификации этого налога и рассмотреть вопрос о целесообразности вернуться к старой практике его начисления по стране происхождения во взаимной торговле.

Пятый вопрос касается расширения интеграционного процесса в отношении дальнейшего участия в нём как двух оставшихся членов ЕврАзЭС — Кыргызстана и Таджикистана, так и иных государств, участие которых представляется экономически и политически целесообразным (Украина, Узбекистан, Молдавия, Армения и др.). На примере Киргизии нужно либо подтвердить недавно принятое правило процедуры принятия решений, предусматривающее равенство сторон, либо его пересмотреть, увязав с относительным экономическим весом государств-членов. В любом случае перед созданием ЕЭС нужно окончательно определиться с членством Киргизии, подавшей заявление о присоединении к ТС.

В целом, согласно логике развития интеграции, основные направления перехода от ЕЭП к ЕЭС включают передачу ЕЭК полномочий по инициированию и принятию решений, а также создание союзных институтов регулирования экономики в рамках переданных на наднациональный уровень функций с формированием соответствующих механизмов контроля, обеспечением прозрачности процессов управления и ответственности за результаты. После политического решения указанных выше вопросов может быть предложена следующая последовательность действий, наряду с уже принятыми и осуществляемыми планами по созданию ЕЭП, развитию ТС, формированию единой системы технического регулирования.

Первый этап (январь–сентябрь 2013 г.):

— реализация уже принятых планов формирования ЕЭП, освоение ЕЭК предусмотренных договорно-правовой базой ЕЭП полномочий;

— отработка процедур функционирования вспомогательных органов ЕЭК, вырабатывающих проекты наднациональных решений;

— передача ЕЭК функций заказчика интегрированной информационной системы внешней и взаимной торговли (ИИСВВТ), обеспечивающей применение современных информационных технологий при осуществлении всех переданных в ведение ТС видов государственного контроля в режиме «единого окна», формирование плана мероприятий по её разработке и реализации;

— совершенствование механизма и правового обеспечения статистики взаимной торговли;

— разработка и внесение в договорно-правовую базу изменений, предоставляющих наднациональному органу права самостоятельного принятия решений в рамках переданных ТС и ЕЭП полномочий;

— создание Контрольной и Кадровой комиссий при ВЕЭС, принятие регламента их работы;

— приведение национальных законодательств государств-членов в полное соответствие с договорно-правовой базой ЕЭП;

— продолжение работы по устранению остающихся барьеров во взаимной торговле по согласованным планам;

— унификация экспортных пошлин и механизмов их взимания;

— унификация торговых режимов и уточнение условий присоединения Казахстана к ВТО. Завершение формирования зоны свободной торговли ТС с заинтересованными государствами СНГ, Сербией и Черногорией, определение перечня государств, с которыми целесообразно установление преференциальных торговых режимов;

— принятие политического решения, условий и «дорожной карты» присоединения к ТС и ЕЭП Кыргызстана;

— разработка и принятие плана действий по созданию ЕЭС.

Второй этап (сентябрь 2013 г. — июль 2014 г.):

— выполнение принятых планов формирования ЕЭП;

— разработка и принятие Единой стратегии торгово-экономической политики ЕЭП, Концепций единой промышленной и сельскохозяйственной политики, а также планов их реализации;

— гармонизация национальных и союзных политик развития по основным отраслям экономики;

— внедрение первой очереди ИИСВВТ, предусматривающей создание интеграционного сегмента, включая создание единой базы разрешительных документов;

— гармонизация систем административной и уголовной ответственности за совершение правонарушений в сферах регулирования, переданных на наднациональный уровень;

— установление единых требований к деятельности кредитных рейтинговых агентств;

— унификация норм национальных законо­дательств в сфере государственной службы, определяющих статус чиновников, работающих в структурах ЕЭС;

— унификация квалификационных требований и обеспечение взаимного признания документов об образовании и квалификации, выдаваемых в соответствии с установленным порядком;

— внесение в договорно-правовую базу изменений, предоставляющих право наднациональному органу самостоятельного инициирования и принятия решений в рамках переданных полномочий;

— формирование единой системы лицензирования внешнеторговых операций ТС;

— определение перспектив участия Таджикистана в ЕЭС.

Третий этап (июль 2014 г. — декабрь 2014 г.):

— завершение основной части мероприятий по формированию ЕЭП;

— введение в действие ИИСВВТ;

— гармонизация национальных налоговых систем;

— разработка и утверждение методологии формирования бюджета ЕЭС за счет части поступлений от взимания импортных таможенных пошлин;

— принятие решения о создании ЕЭС и трансформации институтов ЕврАзЭС и ЕЭК в институты ЕЭС;

— принятие политического решения и плана-графика создания союзных институтов регулирования: единых ветеринарной, санитарной и фитосанитарной служб, объединённых антимонопольной и таможенной служб, единого финансового регулятора;

— создание системы стратегического планирования развития ЕЭС, включающей долгосрочные прогнозы, среднесрочные концепции и стратегии торговой, промышленной, сельскохозяйственной, научно-технической политики, основные направления социально-экономической, денежно-кредитной и налоговой политики, а также межгосударственные программы и планы мероприятий по их реализации;

— разработка и утверждение системы стратегического плана развития ЕЭС и программ его реализации на 2015–2025 годы;

— придание ЕЭК международнойправосубъектности в торгово-политических вопросах. Передача органам ЕЭК полномочий на ведение международных переговоров по торгово-экономическим вопросам с подписанием международных договоров от имени ТС;

— принятие Кыргызстана в состав ТС и ЕЭП;

— принятие политического решения и «дорожной карты» присоединения Таджикистана к ТС и ЕЭП;

— определение перспектив участия других государств в составе ТС и ЕЭП.

Четвёртый этап (2015 г.):

— завершение процесса формирования ЕЭП;

— подписание международного договора о создании ЕЭС, предусматривающего правопреемство институтов ТС, ЕЭП, ЕврАзЭС, а также наделение наднационального органа международнойправосубъектностью;

— трансформация институтов ЕврАзЭС и ЕЭК в институты ЕЭС;

— создание союзных институтов регулирования: единых ветеринарной, санитарной и фитосанитарной служб, объединённых антимонопольной и таможенной служб, единого финансового регулятора;

— открытие представительств ЕЭК в столицах государств-членов (кроме Москвы);

— трансформация Коллегии ЕЭК в исполнительный орган ЕЭК в составе руководителей союзных институтов регулирования;

— формирование советов министров и руководителей государственных ведомств государств-членов соответствующего профиля в качестве вспомогательных и совещательных органов ЕЭК;

— завершение кодификации договорно-правовой базы ТС и ЕЭП с принятием соответствующего международного договора;

— принятие в состав ТС и ЕЭП Таджикистана;

— принятие политического решения и «дорожной карты» присоединения к ТС и ЕЭП иных выразивших желание присоединиться государств, участие которых будет признанно целесообразным;

— принятие комплекса целевых программ развития ЕЭС, финансируемых из бюджета ЕЭС;

— разработка и утверждение основных направлений бюджетной политики ЕЭС на трёхлетнюю перспективу, а также бюджета ЕЭС на 2016 год;

— принятие политического решения об унификации паспортно-визового режима и отмене паспортного пограничного контроля на межгосударственных границах государств — членов ЕЭС.

Пятый этап (2016 г.):

— формирование единой платёжной системы, общего финансового рынка ЕЭС. Придание рублю статуса резервной валюты ЕЭС;

— унификация паспортно-визового режима и отмена паспортного пограничного контроля на межгосударственных границах государств — членов ЕЭС;

— формирование трёхзвенной системы управления ЕЭС: Высший совет на уровне глав государств и глав правительств — Коллегия ЕЭК в составе руководителей союзных органов регулирования — союзные органы регулирования;

— исполнение первого бюджета ЕЭС.

Как уже указывалось выше, деградация экономических потенциалов постсоветских государств повлекла сжатие их взаимной торговли, что сузило и продолжает сужать возможности их последующей интеграции. Для «расшивки» этого узкого места недостаточно простого объединения рынков — особое значение имеет развитие кооперации предприятий разных государств, для чего необходима общая стратегия развития. Именно за счёт дополнения общего рынка единой политикой развития достигается основная часть синергетического эффекта ЕЭП. Объединение рынков само по себе даёт лишь треть от 15 %-ного прироста ВВП, ожидаемого в десятилетней перспективе в результате успешной евразийской интеграции, согласно расчётам по модели интегрированных межотраслевых балансов государств — членов Таможенного союза. И хотя уже в первый год полномасштабной работы Таможенного союза был получен почти полуторакратный прирост взаимной торговли, дальнейший экономический эффект интеграции будет определяться результатами формирования общей политики развития. Она должна разрабатываться с учётом глобальных закономерностей современной экономической динамики, определяемой сменой технологических укладов и обусловленным этим процессом глобальным кризисом. Это должна быть политика опережающего развития, основанная на концентрации ресурсов ЕЭП на ключевых направлениях нового технологического уклада.

Иными словами, дальнейшее успешное решение задач развития евразийской интеграции, достижение поставленных главами государств целей требует немалых усилий и творческого подхода от всех вовлечённых в этот процесс представителей законодательной и исполнительной власти, должностных лиц, специалистов, учёных.

Создание и поддержка сайта Doweb.pro

© 2011-2014 Изборский клуб. Все права защищены.

Яндекс.Метрика