Ольга Бондарева: Российское государство является хронически больным и его нужно долго и системно лечить

Когда мы излечимся духовно, мы будем в состоянии излечиться в экономическом и социальном отношениях, но никак не раньше.

Автор: постоянный член Брянского регионального отделения Изборсого клуба О. М. Бондарева

 Причины сложного положения российской действительности не столь уж уникальны, такая ситуация уже была и в истории нашей страны, и в мировой истории, причём далеко не однажды. Почему весь этот клубок причин вообще образовался — разбираться историкам будущего, но основные факторы, которые совпали в одной точке пространства и времени, такие:

  Перекос экономики в сторону сырьевого сектора. Зарабатывая огромные средства на продаже нефти и газа, правящая прослойка не особенно стремится к развитию современных секторов экономики, связанных со сферой высоких технологий, занятостью населения.

 Коррупция — помимо чудовищной коррупционной составляющей чуть ли не всех цен в России, миллиарды, которые всплывают в домах у офицеров полиции — лишь надводная часть айсберга, поскольку, по независимым подсчётам, огромную долю дохода казны в предыдущие 15-20 лет разворовали и вывели из государства на Запад.

Безнравственная экономика – безнравственное общество. Считаю, что данный фактор самый основной и только он повлиял на стремительный рост нездоровых процессов в государстве, экономике и обществе в целом.

Экономика и нравственность... Казалось бы, что между ними общего? Первое из этих двух понятий – явление сугубо материальное, отражающее процесс товарно-денежного производства в результате взаимодействия основных хозяйствующих субъектов и выражающееся в объективных макро- и микроэкономических показателях эффективности их деятельности. Второе понятие мы традиционно связываем с духовной сферой жизни общества, с определенными этическими и моральными нормами поведения людей.
Итак, экономика – это вещественная основа существования индивидуумов, жестко прагматическая сфера их деятельности, а нравственность есть продукт духовного совершенствования человека, относящийся к области идейно-этического сознания. Экономика – это базис, материальный фундамент общества, а нравственность
– суть надстройка, духовный сегмент, социум. И тем не менее, как это всегда и бывает в жизни, эти два понятия являются единством противоположностей, не исключающих, а, наоборот, дополняющих и развивающих одно другое.

Понятно, что бизнес не делается в накрахмаленных перчатках, здесь царит жесткий закон конкуренции, исключающий проявление любых сантиментов. Сильный побеждает слабого, напористый - неповоротливого, смелый - нерешительного, алчный - простодушного. Могут ли в этих условиях соблюдаться какие-либо этические нормы и моральные принципы? Практика дает однозначно отрицательный ответ на этот вопрос. Правда, мы можем иногда встретить (как правило, в развитых в экономическом отношении странах) случаи нравственного поведения бизнесменов, например, пожертвования средств на благотворительные цели, гарантии честного слова (не закрепленного в письменном договоре, но свято соблюдающегося). Но это, скорее, исключение из общего правила.
Между тем, на наш взгляд, пределы такой экономики, оторванной от моральных устоев общества, уже не за горами, что отчетливо подтверждается чередой экономических кризисов конца ХХ - начала ХХ1 века.

Безнравственное общество – неэффективная экономика. Будущее – за экономикой более высокого порядка, основанной на непреходящих человеческих ценностях: порядочности, чести, интеллигентности, доброте, великодушии и пр. Только в этом случае возможен резкий импульс в экономическом развитии, основанный на сочетании физических и духовных законов общества и имеющий в качестве конечной цели не только рост материального благосостояния людей, но и раскрытие их нравственного, духовного потенциала.

   Советская система делала из не образованного крестьянина академика.
В современном обществе реальным основанием не только экономики, но и нравственности, политики, общественных отношений в целом являются интересы как совокупность долговременных желаний и устремлений. Возрастающая роль человеческого капитала меняет не только экономику, но и само общество. Сегодня наука и ее результат — знания — уже стали непосредственной производительной силой. Знания все увереннее оттесняют на второй план традиционные факторы экономического развития (капитал, труд, землю) и становятся главным источником общественного богатства.

Но знания не могут быть оторваны от своего носителя — человека. Вполне обоснованно можно утверждать, что сегодня должны усиливаться гуманизация и социализация и экономики, и общества в целом. Первое место в стратегии устойчивого развития современного государства должны занимать целевые установки, направленные на укрепление нравственных начал и связанные с укреплением здоровья населения, увеличением активной продолжительности жизни, повышением уровня образования, развитием науки, повышением качества жизни в целом.

Каким же образом возможно переориентировать экономику сегодняшнюю – вещественную  – на экономику завтрашнего дня - метафизическую? Есть только один путь для этого – проводником этого нового процесса должно стать государство.
Но для этого оно должно сначала измениться само, и это касается всех направлений его деятельности: политического, экономического, правового, социального. И, представляется, начать здесь нужно с ограничения власти чиновничества - самого алчного и беспринципного класса в любом государстве. Ведь не секрет, что наиболее крупные бизнес-структуры тесно связаны с властью, и именно они диктуют правила поведения в обществе, устанавливают свои законы, отличающиеся, а, как правило, и противоречащие тем, которые закреплены в Конституции страны и других важнейших правовых актах.

Не может быть нравственным общество, при котором  ни во что не ставят личность человека, если только он не относится к номенклатурной «элите».
Безнравственное же общество закономерно порождает и неэффективную экономику. Скажем, нарастание экологических деформаций сегодня уже угрожает самому существованию человека, его здоровью и благополучию, что непосредственно влияет на направленность интересов развития и определяет их значимость.

Не разорвав этот порочный круг «власть – бизнес»,  невозможно построить фундамент для нового национального хозяйства, ориентированного не на материально-догматическую, а на метафизическую основу деятельности. В последней теория государственного регулирования экономики, базирующаяся на нравственных критериях ее функционирования, должна занимать превалирующие позиции.

Преобладающая часть российского бизнеса сейчас – это структуры, созданные по инициативе лиц, находящихся во власти, и чем крупнее структура, тем больший пост занимает учредивший ее чиновник. Такие фирмы авторитарны, их цель - устранение конкуренции путем подавления и поглощения более мелких предприятий, постоянное расширение своих границ и сфер влияния. Если попытаться дать этическую характеристику лиц, создавших такого рода предприятия, то суть ее будет сводиться к алчности, беспринципности, непорядочности, отсутствию моральных ориентиров при выборе средств к достижению цели.

Примеров из хозяйственной практики найдется великое множество. Характерно, что государство очень активно защищает интересы номенклатурного предпринимательства. Создается впечатление, что для крупного бизнеса залог благополучия – не столько в конкретных результатах работы, сколько в умении вытягивать деньги из казны... Именно компании с госучастием или приближенные к казне отличились высоченными премиальными своим руководителям.

 

Олигархический и малый бизнес как антиподы.

 

Для олигархического бизнеса властью установлены самые благоприятные условия деятельности. Действительно, процесс приватизации в итоге произведен в пользу крупного капитала, именно ему государство в первую очередь всегда готово помочь финансовыми ресурсами (вспомним финансовый кризис), именно он может безнаказанно укрываться от налогообложения (так, большую часть поступлений от НДФЛ составляют доходы низкооплачиваемых слоев населения), все издержки судебной системы связаны также с защитой акул мегабизнеса (как правило, воровство в крупных размерах из бюджета не только не наказуемо, но и составляет один из необходимых элементов деятельности номенклатурного бизнеса).

Таким образом, налицо эгоистический и потребительский характер современного
бизнес-сообщества, ведущий страну и основную часть населения к материальной и моральной деградации, духовному опустошению. Сегодняшнее российское государство безнравственно, но оно, ко всему прочему, еще и неразумно: хищнически истребляет природу, ее ресурсы, собственное население. Значит, такое государство является хронически больным, и его нужно долго и системно лечить.

Трудно привести в пример хоть одно из многочисленных направлений реформирования экономики и общественного устройства, осуществленных нашим государством за минувшие двадцать пять лет, реально повлекших за собой повышение уровня и качества жизни основного населения страны. По существу формируя налоговыми платежами доходную часть бюджета государства, оно тем не менее оказывается обделенным при распределении общественных благ.

Поэтому действительными приоритетами функционирования российского государства, тесно связанными между собой, являются два: во-первых, это сокращение собственного участия при формировании общественных фондов потребления, а, во-вторых, увеличение расходов на содержание различных бюрократическо-олигархических структур, т.е. обогащение привилегированного класса за счет обнищания населения, ведущее страну к совершенно дикому социальному расслоению в обществе. О какой нравственности государства по отношению к своим гражданам можно здесь вообще говорить? Одна определяющая фраза: Газпром – национальное достояние... Кто из населения от Газпрома увидел это достояние?

Можно сказать, что целью сегодняшнего российского общества в экономике является удовлетворение потребностей олигархического капитала, в политике — доминирование бюрократии, в духовно-нравственной сфере - коммерциализация духовных потребностей и превалирование массового сознания.
Совершенно закономерно в сложившихся условиях, что хищнически-эгоистический характер номенклатурного бизнеса полностью подавляет прогрессивную форму экономического развития - малый бизнес. Более того, первый категорически не приемлет второго как своего антипода.

Наглядной иллюстрацией к сказанному являются данные об эффективности сельскохозяйственного производства в РФ.
Счетная палата отмечает, что в производстве животноводческих продуктов доля хозяйств населения в последние годы устойчиво превышает 50%. Именно малые формы хозяйствования, а не агрохолдинги, производят основную часть сельхозпродукции: почти две трети мяса скота и птицы, практически весь картофель и овощи, две трети молока и свыше половины всей отечественной шерсти.

Однако распределение дотаций по-прежнему «осуществляется в пользу крупнейших хозяйств. Как выразился аудитор Счетной палаты Назаров, «реальная политика нацелена на поддержку крупного бизнеса и ограничение малого», причем в этой войне государство целиком на стороне агроолигархов.

Дело в том, что малый бизнес по самой своей сути демократичен, открыт, основан на массовой занятости людей в экономике. Этот вид бизнеса, в отличие от номенклатурного, человечен, основан на совершенно других принципах, связан с вкладыванием души человека в «свое дело», а потому является делом сугубо нравственным и духовным.

Уже давно в РФ периодически совершается словесный ритуал в защиту малого предпринимательства. С многочисленными заявлениями поддержки и обещаниями помощи выступали чиновники самых разнообразных рангов: это и главы местного самоуправления, губернаторы, руководители территориальных округов, депутаты Государственной думы, члены Совета Федерации, премьер и президент страны. Однако положение не меняется, и об этом красноречиво свидетельствует беспристрастная статистика.

При этом государство не только не помогает малому бизнесу, но, напротив, создает для его развития многочисленные препоны. По имеющимся оценкам, более 90% общего объема постоянных затрат предприятий малого бизнеса (безотносительно к виду экономической деятельности) представляют собой платежи в бюджеты различных уровней, выплаты государственным монополиям и (или) их аффилированным структурам, чиновникам, штрафы по результатам проверок надзорных органов, оплата услуг судов и арбитражей, и прочие. Получается, что малый бизнес платит государству своеобразный ежегодный оброк за право ведения предпринимательской деятельности.
Тот факт, что российское малое предпринимательство до сих пор не стало и вряд ли станет в ближайшем времени одним из приоритетов государственной политики, наглядно подтверждается действиями власти в разгар финансового кризиса, когда средства Стабилизационного, а позднее и Резервного фондов РФ направились исключительно крупным банкам и государственным корпорациям.

Поэтому российская власть отстраивает бизнес, но только на олигархическом уровне. Деловая же активность населения для нее попросту опасна, поскольку она создает угрозу предпринимательским структурам, срощенным с властью.
Для государственно-бюрократического бизнеса в силу отсутствия нравственных начал характерно полное игнорирование полезного назначения произведенного продукта, его конечной ценности.      

    Малые предприятия так поступать не могут изначально: они на виду у всего населения. Единожды подмочив свою репутацию, человек потом может уже никогда ее не восстановить, поэтому он постоянно работает над качеством своего товара, поддержанием своего положительного имиджа и ни за что не решится на сомнительные, как правило, краткосрочные по отдаче, аферы. Из этого следует, что малый бизнес не только более нравствен, он еще, а во многом и благодаря этому, более гибок и эффективен.
Субъекты экономики, основывающейся на приоритете нравственных категорий, более законопослушны и лояльны по отношению к государству. Привычка своевременно и в полном объеме платить налоги за свой кровный и выстраданный бизнес - явление, абсолютно прогнозируемое и реальное. С другой стороны, и государству в этих условиях нет нужды опираться только на фискальное свойство налогообложения, для него целесообразней сделать упор на регулирующую функцию налоговой системы, обеспечивая тем самым реализацию принципов социальной справедливости и равенства, устраняя чудовищные перекосы в налогообложении.

Например, безнравственно и неразумно, что в нашей стране, в отличие от развитых в экономическом отношении стран, не существует налоговых льгот при занятии бизнесменами благотворительной деятельностью. Более того, официально перевести деньги на благотворительность можно только из прибыли. Абсурд, но вполне реальна следующая ситуация: передача больному ребенку в рамках благотворительной помощи от какой-либо организации в виде медицинского оборудования стоимостью, скажем, в 250 тыс. руб., влечет за собой обязанность уплаты родителями этого ребенка налога с этой суммы! И люди зачастую отказываются от этого подарка судьбы, не в состоянии изыскать необходимые денежные средства. И перечень подобных примеров можно продолжать до бесконечности.
При цивилизованных же формах бизнеса обеспечивается высокая степень гармонизации налогообложения, переход к партнерским взаимоотношениям двух его основных субъектов: государства и налогоплательщиков. Создаются одновременно и объективные условия для существенного сокращения фискального аппарата в налоговой службе при одновременном процессе роста доходов в государственной казне, ибо для малого бизнеса оффшорные зоны и теневая экономика не являются насущными, как для монопольно-глобального. Из каждого «утюга» сегодня звучит о социальной ответственности бизнеса, однозначно он должен быть таковым и он хочет помогать, но нет механизма и условий для стимулирования правоотношений в области благотворительности. Недавно В. Матвиенко заявила о том, что действительно в России нет четкого законодательства в сфере меценатства и этот пробел нужно восполнять. Меценатство будет процветать, когда от государства поступят гарантии.  

 

Что же необходимо предпринять в первую очередь для исправления существующего положения?

 Резкое и масштабное сокращение численности номенклатуры - это необходимое условие для подрыва основы государственно-бюрократического капитализма. Думается, можно совершенно безболезненно для общества сократить минимум в три раза количество и численность работников всех министерств, федеральных служб и агентств, раздутые должности советников, помощников, доход чиновников приравнять к уровню жизни населения, а высвободившиеся средства направить на развитие национальной экономики и решение социальных проблем. Мы знаем, что депутатам ГД официально установили зарплату в 400 000 рублей в месяц, и при этом каждый имеет по семь оплачиваемых помощников, доход которых 2/3 зарплаты депутата.  И вся эта вакханалия происходит во время кризиса и сокращения реальных доходов населения. Да и работа депутата сведена к пустой болтовне, демагогии, разработке неэффективных законов, перевод бумаги и денег. Так, на днях думцы озвучили проблему уголовного законодательства, связанную с перекосом в наказании за побои. Ведь это, простите, уровень пятиклассника! Это говорит о том, что отношение к законотворческой деятельности мягко говоря несерьезное, а грубо говоря преступное.

    Одновременно с этим необходимо обеспечить действенный контроль за расходованием средств на содержание оставшегося чиновничьего аппарата. При этом для всех государственных служащих, вплоть до самых высших чинов, целесообразно предусмотреть возможность конфискации имущества, нажитого неправедным путем.
    Нужно сделать так, чтобы профессия чиновника стала невыгодной в плане возможности увеличения собственного достатка за счет общественных средств. Чиновник должен стать слугой народа, а не правителем. И это нравственно! Кроме того, есть смысл разработать должностные обязанности для всех видов номенклатурных работников, объявлять конкурсы на вакантные места и перечень требований к ним в условиях полной гласности. А если не выполняет или некачественно выполняет свои обязанности – вон из кресла! Жестко, но по-другому уже нельзя.

И, наконец, третья мера – пакет законов по возрождению собственного производства. Реальная финансовая помощь существующим производствам – беспроцентные ссуды из бюджета (длинные деньги), на которые предприятия могут модернизировать изношенные мощности и тем самым повысить эффективность производства и конкурентоспособность. 

Переход к планово-административной экономике, возродить отраслевые институты, вернуть ГОСТ и Знак качества. Обеспечить стопроцентное участие в госзакупках отечественных производителей. Здесь появится и прозрачность процессов финансирования и самопроизвольный рост экономики страны.

Только массовое вовлечение населения в производственную сферу повысит его политическую сознательность, уровень образования, резко снизит злободневность проблем пьянства, нищеты и обеспечит переход к построению здорового, думающего, а значит, и нравственного общества.  Создается впечатление, что у властей нет желания, политической воли запустить механизм реализации роста экономики.

Создание и поддержка сайта Doweb.pro

© 2011-2017 Изборский клуб. Все права защищены.

Яндекс.Метрика