Российско-турецкие отношения — притязания Империй

 Автор: О.М. Бондарева

Российско-турецкие дипломатические отношения были установлены в 1701 году, когда в Константинополе открылось посольство России. Хотя двусторонние межгосударственные связи насчитывают более пяти веков, историки ведут отсчёт от послания князя Ивана III по вопросам морской торговли, направленного 30 августа 1492 османскому султану Баязету II.

Отношения России с Турцией с самого начала двусторонних контактов стали напряжёнными. Османская империя неоднократно поддерживала крымских татар в походах против России. В 1568 году началась первая в серии из 12 русско-турецких войн. 8 из них были в целом успешны для России. Практически в каждой из войн Турцию поддерживали европейские государства: в первую очередь, Британская Империя и Австро-Венгрия.

Отношения Советской России с Турцией поначалу были почти дружескими — Москва оказала значительную помощь в установлении власти Ататюрка, передала по Московскому договору 1921 года Турции ряд территорий в Закавказье. 11 марта 1927 года в Анкаре заключено советско-турецкое «Соглашение о торговле и транзитных перевозках», которое уточнило, в частности, порядок пользования турецкой стороной советским портом Батуми. Заметной помощью Турции стал советский кредит в размере 8 млн. долларов, предоставленный Турции в 1932 году, на который были построены текстильные фабрики в Кайсери (1935 год) и в  Назилли (1937 год). Однако двусторонние отношения вскоре стали напряженными, так как турецкие власти опасались распространение коммунизма и даже запретили Компартию Турции. Турция вступила в НАТО. Улучшение двусторонних отношений началось с конца 1950-х годов. В 1958 году СССР предоставил Турции кредит в 3,4 млн. рублей под 2,5% годовых сроком на 3 года, на который в городе Чаирова была выстроена стекольная фабрика, превратившая Турцию из импортера стекла в его экспортера. В 1960-е — 1970-е годы Турция получила целый ряд советских кредитов: в 1962 году 500 млн долларов под 1,5% годовых, в 1967 году— 200 млн долларов на 15 лет под 2,5 % годовых, в 1972 году 288 млн долларов на модернизацию сталелитейной фабрики в Искендеруне, в 1977 году уже 1,3 млрд долларов на 10 лет. На эти деньги шла модернизация турецкой промышленности. В 1987 году СССР начал поставки природного газа в Турцию. 1980-е годы стали временем быстрого роста советско-турецкой торговли. За 1980—1990 годы турецкий экспорт в СССР вырос со 168,96 млн. долларов в год до 531,12 млн. долларов в год, а советский экспорт в Турцию за этот же период увеличился еще заметнее — со 167,14 млн. долларов в год до 1158,97 млн. долларов в год.

Конец 1980-х годов стал расцветом советско-турецкой торговли. В 1987 году в Турции был создан Эксимбанк, который в 1989—1991 годах выделил СССР кредитную линию в 1150 млн. долларов (из них Советский Союз освоил 553 млн. долларов), что позволило нарастить турецкие поставки в СССР. Наконец, в 1989 году турецкая авиакомпания начала регулярные рейсы в Москву

Начиная с 1991 года отношения между странами начали улучшаться, особенно после 2003 года, когда Реджеп Эрдоган стал Премьер-министром Турции.

По данным за 2015, Турция является пятым по величине торговым партнёром России. В 2014 году суммарный торговый оборот между Турцией и Россией составил почти $44 млрд; по этому показателю Турция превосходит Белоруссию, Казахстан и Украину.

Турция — второй по величине (после Германии) рынок сбыта для российского газа, и самое популярное среди российских туристов место отдыха.

Специалист по России Ф. Хилл в начале 2015 года указывала Турцию наряду с Китаем в числе стран, имеющих особые отношения с Россией; Турция, отмечала Хилл, является важным региональным игроком и считает себя независимой от Запада, несмотря на то, что входит в некоторые евроатлантические организации.

Текущее состояние российско-турецких отношений, оценки политики Анкары в Сирии, Ираке, на постсоветском пространстве и на других приоритетных для нее направлениях являются предметом пристального внимания зарубежных (наиболее объективны китайские) и турецких аналитиков, не связанных с правительством Эрдогана.

 

Имперские замашки: взгляд со стороны китайских аналитиков

 

Собственно Имперских Народов в современном мире насчитывается немного: русский народ, китайцы, турки, иранцы (персы), японцы и немцы, по которым либеральный каток прокатился с особой жестокостью, уничтожив территориально его имперское ядро Пруссию (также как в Русском Мире основной удар приходится на имперское ядро Великороссов и области их компактного проживания). Все внешние политические движения, происходящие в среде этих народов имперские по своей внутренней сути и Турция здесь не исключение.

Руководители Османской империи мечтали о создании глобального государства с XVII века. Порта часто развязывала войны с соседями, Россией и Ираном, но, как правило, проигрывала. В итоге Турция осталась на полуострове, который занимает в настоящее время. Сегодня по уровню технической грамотности и возможности производить сложную продукцию она занимает среди европейских стран пятое место, по объему выплавки стали – 11-е, по производству автомобилей – 15-е. Китайские аналитики отмечают, что турецкие государственные компании прилагают усилия по развитию химической промышленности, высокотехнологичных производств, по созданию электронных компонентов и программного обеспечения.

Возможность Турции перекрывать движение по своим территориальным водам представляет угрозу российским интересам, и ее уровень стал повышаться с 2008 года (с операции по принуждению Грузии к миру), а затем в ходе событий в Крыму и на юго-востоке Украины. Анкара и Вашингтон усилили взаимодействие в военно-политической области. Разведывательные и боевые корабли стран – членов НАТО теперь в большем числе, чем ранее, патрулируют Черное море. Военные эксперты КНР полагают, что за последние 10–15 лет Турция неоднократно предпринимала попытки дестабилизировать ситуацию на Северном Кавказе. При этом Анкара вела двойную игру с Москвой.

На протяжении 15 лет президент Турции Эрдоган встречался с Владимиром Путиным, ратовал за сотрудничество и контракты с российскими компаниями, старался переключить на себя энергетические потоки в Южную Европу. Одновременно турецкие дипломаты и офицеры разведки проводили в жизнь стратегию «мягкой силы». Ее цель – возрождение османских ценностей в среде тюркских народов бывших республик СССР, напоминание мусульманам, что РФ является наследницей Российской империи, которая «притесняла правоверных в течение 300 лет». Вторичная цель турецкой стратегии в том, чтобы поднять авторитет Анкары в НАТО и увеличить ассигнования на свои вооруженные силы.

ВС Турции самые многочисленные в Североатлантическом альянсе, если не считать США. На вооружении – 240 истребителей F-16 различных модификаций, 200 истребителей-бомбардировщиков F-4, вооруженных ракетами «воздух-воздух» AIM-9X (такой был сбит российский Су-24 в воздушном пространстве САР) и AIM-120. Пилоты ВВС Турции проходят обучение в США, принимают участие в маневрах «Красный флаг» и по уровню летной подготовки занимают второе место среди ВВС НАТО.

Китайские специалисты отмечают, что Эрдоган, мечтая о новой Османской Порте, инициировал модернизацию ВС страны, рассчитанную на 30 лет. В этом плане выделены три основных направления. Приоритет отдан ВМС. Для их нужд проектно-конструкторские бюро разрабатывают разные типы надводных кораблей – от универсальных десантных (УДК) до судов – спасателей подводных лодок. Такой спектр объясняется тем, что руководство Турции планирует создание и ввод в строй полноценной авианосной ударной группировки.

В Китае считают, что Турция не намерена мирно решать вопросы на Ближнем Востоке, поскольку грубо вмешивается в дела соседних стран. Примеры: сбитый российский самолет в Сирии над районом компактного проживания тюркских племен, ввод 150 военнослужащих под прикрытием бронетехники (20 танков и БТР) на территорию Ирака под предлогом борьбы с «Исламским государством». Действия Белого дома в Сирии и Ираке раздражают Анкару, поскольку США считают курдов своими главными сторонниками в борьбе с террористами и исламистами, выделяя им военно-техническую помощь. При этом за последние 30 лет в ходе силовых операций Турции убиты около 30 000 курдов.

По мнению офицеров политической разведки КНР, деятельность турецкого руководства направлена только на восстановление Османской империи, которое включает:

выдавливание курдов с территории Турции и Ирака (поставлена задача ликвидировать Рабочую партию Курдистана и ее филиалы в Ираке и Сирии);

захват части территории Сирии и восстановление полного контроля над Средиземноморским регионом.

Спецслужбы США и Турции в 2011–2014 годах тесно сотрудничали в создании антиправительственных сил в Сирии, организовали учебные центры в Турции, Катаре и КСА. Это отвечало надеждам Эрдогана на создание новой Османской Порты, но военная операция ВКС РФ сломала его планы. Аналитики КНР согласны с точкой зрения СМИ Великобритании («Индепендент», «Дэйли Рекорд») и Германии («Центральная газета Франкфурта»), что Эрдоган ошибся в выборе цели (то есть русского самолета) и совершил опасный поступок, за который платит экономика Турции. Западные аналитики считают, что в НАТО не ожидали от Анкары подобных действий, поскольку в Европе понимают: только Россия ведет реальную и активную борьбу с ИГ.

Китайские специалисты уверены в очередном проигрыше Турции в региональной военно-политической игре. По мере уничтожения террористов иссякает поток денег, которые турецкое руководство получает от экспорта нефти и другой контрабанды. Очевидно, объединение усилий России, Ирана, Ирака и Сирии направит основной поток террористов в Турцию и Анкаре придется усиливать охрану своей государственной границы, что повлечет значительные траты бюджета. В противном случае продолжатся теракты, которые увеличат число жертв среди мирного населения и военных и нанесут урон экономике страны, поскольку она полностью утратит статус безопасной для туристов.

Точку зрения китайских аналитиков во многом подтверждают турецкие специалисты. 31 марта 2016 года в анкарском университете «Башкент» состоялась панельная дискуссия, которая была посвящена обсуждению текущего состояния и перспектив развития российско-турецких отношений. Резюмируем итоги выступлений и дискуссии:

Османский тупик

1. Отмечена чувствительность двусторонних отношений на данном этапе при наличии очевидного сходства между политическими системами стран. В основе российско-турецкого конфликта – личный фактор. Подчеркнуто, что мероприятий, анализирующих двусторонние отношения, в Турции проводится не так много.

2. Россия предпринимает попытки возвращения в «старые дни» и демонстрирует силовой подход в Грузии, на Украине и в Сирии, ставит подобные методы во главу угла в вопросах выстраивания отношений между государством и обществом.

3. Россия успешно использует военную силу в сочетании с современной доктриной гибридных войн и конфликтов.

4. Во внешней политике Турции впервые в республиканской истории страны начал проявляться «имперский синдром», чего не было до второго десятилетия ХХI века.

5. Намечены исторически сложившиеся и сохраняющиеся до настоящего времени зоны пересечения интересов двух стран на Балканах, Кавказе, в Причерноморье и Центральной Азии. Несмотря на значительное военное присутствие РФ за рубежом (оценка: суммарное число военнослужащих – 200 тысяч, с учетом ротации – около 400 тысяч), она испытывает давление по всему периметру границ со стороны НАТО, КНР и исламского радикализма.

6. Проведено комплексное сравнение потенциала РФ и Турции (с использованием оценок экспертов США и КНР).

Экономическое положение с точки зрения макропоказателей (ВВП, золотовалютные резервы и т. д.) и наличие узких, уязвимых мест.

Военно-политический потенциал ВС двух стран и наличие у них альтернативных инструментов для ведения гибридных конфликтов.

Российские «аргументы»: ядерная угроза, поддержка режима Асада и сирийских курдов, поставки газа, кибервойны, углубление миграционного кризиса, торговля.

Турецкие «аргументы»: геополитика, энергетический фактор, проливы, Кавказ, союз с НАТО.

Внешнеполитическое положение, включая международные рейтинги (в схожей мере для двух стран: высокая коррупция и нарушение демократических свобод) и имидж за рубежом.

Российская международная политика в целом оценена как рациональная, ведущаяся по шахматным принципам на основе взвешенных шагов. Напротив, турецкий подход охарактеризован как излишне эмоциональный и нерациональный. Не случайно нередко задается вопрос: не попала ли Турция 24 ноября в российскую ловушку? Впрочем, турецкие эксперты отвергли теорию заговора, списав все на издержки работы системы, и не стали давать оценок вероятности российской «провокации».

Наличие квалифицированных страноведческих кадров и эффективность использования «мягкой силы». Турецкими докладчиками отмечено преимущество РФ как в кадровом вопросе (19 тысяч тюркологов, значительное число арабистов и специалистов по курдам), так и с точки зрения наличия африканских и центральноазиатских выпускников российских вузов, – потенциальной для Анкары «пятой колонны».

7. В числе экономических проблем России отмечается слабеющая экономика, основанная на ренте, стареющее население, высокий уровень коррупции. Потенциально – разрушенная система образования и здравоохранения.

8. По выкладкам докладчиков Вооруженные Силы РФ, имеющие «ядерный план Б» и сохраняющие высокий потенциал (в том числе ВВС и ПВО), испытывают очевидные трудности, в том числе нехватку профессионалов, запаздывание модернизации и перевооружения (в РФ – 30 процентов, в НАТО – 70 процентов), недостаток финансовых средств и т. д.

9. Российско-турецкий кризис неизбежен. Экономика не могла до бесконечности скрывать нарастание проблем между двумя странами в политической сфере, хотя это удавалось делать в течение четверти века.

10. В числе возможных сценариев развития российско-турецкого кризиса упомянуты четыре:

замораживание ситуации и «управление кризисом»;

эскалация;

российско-турецкая война (с оговоркой об отсутствии вероятности подобного сценария);

урегулирование кризиса.

11. России удалось ограничить региональную политику Турции, но Москва не стремится к нормализации отношений. На этом фоне Россия подписывает соглашения о сотрудничестве в сфере мирного использования атомной энергии с Египтом, КСА и Катаром.

12. Турция со своей стороны начинает переходить от ошибочной и несоответствующей своему потенциалу политики к более реалистичной. Первым признаком этого стала смена риторики руководства Турции в отношении сирийских курдов. Раньше говорилось о недопустимости формирования курдского «кантона» в Сирии, теперь Турция прочерчивает для него границу по Евфрату. Вопрос: почему Анкара предпочитает, чтобы этот регион контролировали не курды, а арабы? Эксперты сошлись на том, что кризис между Россией и Турцией пока будет продолжаться, но когда-либо завершится.

Оценки соотношения российско-турецких сил в военно-технической сфере заставляют не только говорить о своевременности принятия программы перевооружения ВС РФ, но и принять необходимые коррективы с учетом турецкого фактора, забывать о котором, концентрируясь на европейско-американской составляющей НАТО, в высшей мере неразумно. Тем более что действия Эрдогана в Сирии, в том числе в отношении ВКС РФ, показали возможность использования Турции против России как самостоятельного игрока, действия которого необязательно ведут к вмешательству других стран альянса. Что, с одной стороны, на порядок снижает угрозу конфликта России с НАТО в целом, однако оставляет простор для куда более масштабных провокаций, чем те, с которыми российские ВКС столкнулись в Сирии.

Так, ситуация вокруг Нагорного Карабаха используется Эрдоганом в целях, далеких от замораживания конфликта. Его заявление о том, что Минская группа не справляется с ситуацией в Закавказье, – явная претензия на участие в военно-дипломатической игре в этом регионе. То, что провокации в отношении армяно-азербайджанского конфликта, выводящие его на уровень полномасштабной войны, являются основной задачей турецкого президента, доказывает его политика в Ливии, Ираке и Сирии. И надеяться, что нормализация отношений Москвы и Анкары произойдет сама собой, более чем наивно.

С конца 2016 года Россия и Турция взаимодействуют во время проведения военной операции в Сирии. Создана российско-турецкой комиссия, которая осуществляет мониторинг режима прекращения боевых действий, подписан меморандум об обеспечении безопасности полётов военной авиации обоих стран. 18 января 2017 года ВКС России впервые в истории начали наносить удары по террористическим группировкам в Сирии совместно с ВВС Турции.

Безусловно, сегодня ни для кого не секрет, что отношения России и Турции, выстраивавшиеся столетиями, претерпели серьезные изменения. Во многом это объясняется накаливанием международной обстановки: масштабный военно-политический узел, который завязался от Ближнего Востока до Украины может в любой момент развязаться и превратиться в кровавую бойню. Отношения России и Турции усугубляются прежде всего тем, что страна, руководимая Эрдоганом, заручившись (пусть и косвенной) поддержкой североатлантического блока, незаконно вторглась на территорию северной части Сирии и начала там военные действия.

Невзирая на высокую степень качества дипломатических отношений между вышеуказанными странами, Анкара не брезгует использовать двойные стандарты в международных делах и не упускает возможность извлечь для себя материальную выгоду, порой имея дело с террористическими организациями. Кремль неоднократно заявлял о том, что Турция пригревает у себя бандитов, которые потом совершают преступления на территории России. Спецслужбы Анкары оказывали всяческую поддержку радикальным исламистам на Северном Кавказе. Также стало известно, что Турция снабжает боевиков оружием, боеприпасами.

Турецкое руководство поступает так, как ему выгодно. События в политическом поведении Турции заставляют задуматься о том, что происходит в этой стране. Но здесь, прежде всего, турецкое общество расколото. Это особенно видно после попытки государственного переворота летом этого года. Можно говорить о том, что та часть турецкого общества, которая поддерживает Эрдогана, рассматривает исламский проект развития Турции, поддерживает то, что проводит Эрдоган — исламизацию общественно-политической жизни.

Не секрет, что во власти в Турции сейчас стоят люди, которые разделяют идеологические воззрения Эрдогана, а он, как известно, в молодые годы был в числе руководства двух исламистских партий, он отбывал тюремное наказание за свои исламистские высказывания в период военных режимов в Турции. Это человек, вышедший из кругов умеренного исламизма, но это мягко сказано. В общем-то, это человек, вышедший из турецких «Братьев-мусульман». И, соответственно, его воззрения таковы. То, что говорит и делает Эрдоган, — это позиционирование Турции как наследницы Османской империи, проведение политики неоосманизма, развития или экспансии Турции в идеологической, экономической и военной сферах во все регионы, которые когда-то входили в состав Османской империи. А если конкретизировать обстановку в Турции, то там происходит возрождение имперских настроений «османизма» и Эрдоган их верный проводник. Но Турция член исламского сообщества, мусульманского мира и мусульманская страна. И в этом главное противоречие и препятствие ее имперских планов.

Базис теории всемирного «Исламского Государства» давит на Турцию. Могущественная Турецкая Империя, с естественным доминированием в мусульманском мире, совсем не нужна современному течению мусульманской мысли в осуществлении проекта «Исламское Государство», а его проводником и апологетом выступают наиболее, на данный момент, могущественные мусульманские страны, это Монархии Персидского Залива. И это мощный противник турецкому империализму.

Потенциальный противник суннитская Турция и шиитскому Ирану. Так что Эрдоган, да и его сторонники, находятся в жестких тисках разных обстоятельств и Россия для Турции, как будущая Империя не конкурент, а союзник, имея мощную суннитскую диаспору. Но Россия - имперская, не либеральная «купи-продайная», а тут у Турции имеются обоснованные сомнения в российском будущем.

Можно ли говорить о скором улучшении отношений между Россией и Турции? Вероятнее всего, нет. Но и говорить о том, что стороны намерены прекратить диалог, не приходиться. Это доказывает тот факт, что Москва готова выполнять обязательства в рамках заключенных контрактов, а Анкара не торопится вводить ответные санкции. Здесь опять же, говоря о позиции России, надо иметь в виду, и это тоже очевидно, что играют большую роль интересы российского бизнеса в Турции. Это продажа нефти и газа, строительство ветки нефтепровода (однако, России не стоит спешить со строительством «Турецкого потока»), строительство атомной станции, это и турецкий бизнес в России, который особенно интенсивен в российских мусульманских регионах, которые ориентированы на бизнес в Турции. Вроде бы мы и с Асадом, и против радикального исламизма, а, с другой стороны, мы не хотим портить отношения с Турцией.  Если говорить о вариантах экономического сотрудничества, то, скорее всего, здесь будет использован ручной режим.

История отношений между странами должна стать определяющим фактором в сотрудничестве, поэтому нашему государству нельзя забывать Золотое правило: «У России нет друзей...»

 

Источники:

  1. Публикации Института Ближнего Востока 2014-2016 гг.
  2. Аналитика Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН.
  3. История российско-турецких отношений — Энциклопедический словарь (ЭСБЕ)

 

Фото из открытых интернет-источников

Создание и поддержка сайта Doweb.pro

© 2011-2017 Изборский клуб. Все права защищены.

Яндекс.Метрика