О нынешней политике ЦБ РФ


Выше мы уже указывали на ключевую роль денежно-кредитной (и шире – финансовой) политики, без радикального изменения которой в России остальные элементы стратегии и большинство мер просто не могут быть успешно реализованы.

Неадекватность политики Банка России задачам экономического роста уже стала привычным пунктом ее критики, на которую его руководство традиционно отвечает монетаристскими догмами. Но если до сих пор платой за некомпетентность и догматизм денежных властей были падение производства и вывоз капитала, деградация структуры экономики, то с пресечением внешних источников кредита в условиях санкций под вопросом оказывается само ее существование. В современной экономике без кредита невозможно не только расширенное, но даже простое воспроизводство. Политика привязки денежной эмиссии к приросту валютных резервов привела к тому, что основная часть денежной базы сформирована под иностранные источники кредита. Объем внешнего долга российской экономики превышает величину внутреннего кредита.

Упорное нежелание Банка России создавать внутренний длинный кредит вынудило крупнейшие банки и корпорации к заимствованиям за рубежом, преимущественно в ЕС и США. Прекращение рефинансирования со стороны последних грозит разрушением сложившихся в российской экономике механизмов воспроизводства. Чтобы этого избежать, Банк России должен был бы спешно разворачивать механизмы долгосрочного рефинансирования российских заемщиков, способные заместить закрытые из-за санкций внешние источники. Эти механизмы должны быть похожи на европейские и американские, которые обеспечивают безграничное рефинансирование западных банков и корпораций на долгосрочной основе под символический процент. Вместо этого Банк России поднимает ставку процента и сужает разнообразие инструментов рефинансирования, ограничивая их преимущественно краткосрочными операциями по поддержанию ликвидности. Тем самым он резко усугубляет негативное влияние западных санкций, обрекая благополучные пока еще отрасли российской экономики на сужение производства и сжатие инвестиций. Антироссийские санкции и волна ужесточения монетарной политики Банка России вступают в крайне опасный для российской экономики резонанс.

В ситуации, когда традиционные методы тарифной защиты жестко ограничены ВТО, именно условия кредитования экономики становятся решающим орудием международной конкурентной борьбы. При этом преимущество имеют страны, осуществляющие кредитование дешевыми деньгами, которые эмитированы под долговые обязательства. Из этого следует необходимость кардинального изменения денежной эмиссии – перехода от ее валютного обеспечения на обеспечение внутренними обязательствами государства и бизнеса.

Следует признать, что в последние годы Банк России формально отказался от валютного обеспечения денежной эмиссии. Ее основная часть направляется по каналам рефинансирования под обеспечение национальных заемщиков. Проблема, однако, заключается в том, что это рефинансирование остается краткосрочным и крайне ограниченным. Если в странах с суверенными денежными системами рефинансирование ведется за символический, часто отрицательный процент и под многолетние обязательства внутренних заемщиков, прежде всего самих государств, то Банк России ограничивает свои операции недельными и месячными сроками под высокий, недоступный для большинства производственных предприятий процент.

Иными словами, если в финансово суверенных странах за счет денежной эмиссии осуществляется кредитование производственной и инвестиционной деятельности, то Банком России – только поддержание ликвидности. Соответственно различаются и масштабы: если за один только раунд ЕЦБ эмитировал для поддержки экономической активности 1 трлн евро на три года, то прирост обязательств Банка России ограничивается несколькими миллиардами рублей в год, не оказывая существенного влияния на деловую активность.

Неадекватность и крайняя внутренняя противоречивость политики Банка России проявилась и рамках валютного кризиса осени 2014 года, в создании которого есть немалая вина самого ЦБ. В частности, недоумение вызывает отмена плавающего коридора стоимости бивалютной корзины и регулярных интервенций на его границах и за его пределами, что, в нынешних условиях означает практически полный отказ Центробанка от формирования курса рубля.

Трудно найти подобные прецеденты в мировой практике – особенно с учетом огромных размеров официальных резервов России (одной из главных целей накопления которых как раз является возможность проведения необходимых валютных интервенций).

Как известно, цель интервенций – остановить панические тенденции на рынке и в обществе и заодно наказать спекулянтов, то есть, ударив им по рукам, отбить охоту проводить целенаправленные атаки на валютный курс.

ЦБ РФ вместо этого окончательно дезориентирует как широкие слои населения, так и бизнес, делая возможными практически любые прогнозы валютного курса, тем самым усиливая панику, бегство капитала, провоцируя валютные спекуляции и широкий исход средств из рублевых депозитов в валютные, подрывает возможности планирования бизнес-деятельности и фактически ведя дело к усилению тенденций к долларизациии хозяйственных отношений. Это шаг, который отбрасывает нас на двадцать лет назад – в реальность «лихих 90-х годов», в реальность, которую, казалось бы, мы окончательно преодолели.

Одновременно ЦБ повышает основные процентные ставки, якобы предупреждая тем самым скачок инфляции. Контрэффективность повышения ставок в российской экономике давно доказана и практикой, и соответствующими аналитическими исследованиями. Вместо сдерживания инфляции это приводит к раскручиванию роста цен через кредитные механизмы, рост издержек и закладывание высоких ставок в цены. Таким образом, повышение ставок приводит к понижению реальной деловой активности, вкупе с девальвацией это подталкивает бизнес и банки к валютным спекуляциям и увеличивает масштабы бегства капитала через валютнообменные операции, а это приводит к дальнейшему падению курса (которое происходит вопреки отличным показателям торгового баланса – очень значительному внешнеторговому профициту) и росту инфляции через удорожание импорта. Круг замыкается, в результате на следующем цикле ситуация еще больше ухудшается, опускаясь вниз по спирали.

Разрушить этот порочный круг можно лишь при условии кардинального изменения политики Центробанка.

Но самое главное, в контексте рассматриваемой проблемы организации финансирования в российской экономике в условиях объявленной нам экономической войны, совершенно непонятно, как эти действия Банка России согласуются с острой необходимостью перекредитования российских хозяйствующих субъектов перед лицом закрытия им каналов доступа к займам и валютной ликвидности на зарубежных кредитных рынках в рамках принятых против России санкций и более долгосрочной стратегией замещения валютных займов российских банков и корпораций рублевыми кредитами. Повышение ставок ЦБ вступает в непреодолимое противоречие с этими тактическими и стратегическими целями.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Создание и поддержка сайта Doweb.pro

© 2011-2017 Изборский клуб. Все права защищены.

Яндекс.Метрика