"Что не ждёт Россию?" Или: "Никто не хотел перемен"

В 2009 г., еще живя на Украине, я написал статью «Что ждет Украину?» (которая, впрочем, вышла под другим названием – «Апокалипсис сегодня»). В случае России я решил написать о том, что ее не ждет. Отчасти чтобы не повторяться, отчасти потому, что такое название, по моему мнению, гораздо больше характеризует современный момент. Однако, обо всем по порядку.

Я попытаюсь провести нехитрую экстраполяцию очевидных на сегодня тенденций в жизни России на ближайшее будущее. Основываться я буду на собственных наблюдениях, а также на доступных любому желающему данных и аналитических материалах. Поскольку я долго жил на Украине и мог непосредственно наблюдать все те печальные трансформации, которые она претерпела за последние 25 лет, я имею право проводить обоснованные параллели между тем, что происходило там, и тем, что сегодня происходит в России.

Итак, существующая экономическая модель – если хорошо налаженные каналы вывоза за границу национальных богатств можно называть экономической моделью, – полностью явила свою антинародную, антигосударственную сущность. Бесперспективность этой модели, ее губительность для страны сегодня очевидна любому сколько-нибудь трезвомыслящему человеку.

Однако, есть ли сегодня признаки того, что данная экономическая модель будет сознательно меняться? Судя по всему, – нет. Попробуем разобраться, почему.

Начнем с того, что экономическая система, сложившаяся в России – не важно, стихийно или в результате вполне сознательного внешнего воздействия – это не нечто случайное, поверхностное, не придаток общества и государства. То есть, не нечто такое, что может быть изменено волевым решением президента. В каком-то смысле эта система – самая суть, сердцевина современной России. Точно так же, как советская экономическая система была сердцевиной Советского Союза. Разрушение этой системы означает разрушение всего. Вообще всего. Точно так же, как разрушение советской экономики означало разрушение Советского Союза.

Другими словами, ущербный, во многом переходный характер российской экономической системы вовсе не означает, что эта система не консолидирована. Она вполне консолидирована. Точно так же, как вполне консолидирован российский политический режим. В противном случае было бы просто невозможно выделить сущностные черты и этой системы, и этого режима.

Однако консолидированность не означает устойчивость, способность эффективно реагировать на вызовы. То есть, экономическая системы России, будучи вполне оформившейся, может быть – и действительно является – хрупкой и подверженной внешним воздействиям. Думаю, события последних пары лет наглядно это продемонстрировали.

Можно предположить, что политический режим в России более устойчив, чем экономическая система. То есть, существенное падение экономических показателей может долгое время не сказываться на стабильности режима, выражающейся, в частности, в рейтинге президента и итогах выборов. Это, очевидно, придает системе в целом некоторую дополнительную устойчивость, живучесть.

Консолидированность экономической системы, помимо прочего, состоит в том, что сегодня большинство россиян вполне интегрированы в нее и получают свою долю с распродажи национальных богатств. Что правда, доля эта ничтожно мала по сравнению с той долей, которую получают, так называемые, олигархи.

Интересно в этом контексте сравнить ситуацию в России с ситуацией на Украине.

Доходы россиян во многих сферах занятости в несколько раз больше, чем на Украине (и были такими даже до событий 2013-2014 гг., полностью добивших украинскую экономику), при этом доля обрабатывающей промышленности в структуре российского ВВП не намного больше, чем соответствующая доля в украинской (даже сейчас, то есть, после «майдана»). То есть, существенная разница между зарплатами и пенсиями россиян и украинцев обеспечивается существенной разницей в сырьевом экспорте России и Украины. То есть, больший размер зарплат и пенсий в России достигается не столько за счет более развитого производства (в том числе высокотехнологического), сколько за счет того, что Россия продает за границу больше национальных богатств.

Интересно отметить, что зарплаты в сфере образования, науки и медицины в России и на Украине низки и различаются незначительно. Это, очевидно, является лишним доказательством того, что развитие ни Украины, ни России даже не планируется. Вообще, по моему мнению, существенное увеличение доходов занятых в сфере образования, науки и здравоохранения будет самым очевидным признаком того, что что-то в стране действительно изменилось.

Поскольку доходы большинства россиян в каком-то смысле были существенно завышены (так как обеспечивались не только производством благ, но и распродажей условных «недр»), некоторый резерв для их сокращения имеется. Другими словами, зарплаты многих категорий работников могут быть сокращены чуть ли не в разы без того, чтобы это сокращение существенно пошатнуло правящий режим. А если учесть, что по типу политической культуры, исторической памяти и проч. россияне мало чем отличаются от тех же украинцев (говорю это с полной ответственностью), можно предположить, что такое снижение может происходить вплоть до достижения того уровня, когда доходов будет хватать только на физическое выживание.

Из сказанного можно сделать несколько важных выводов.

Во-первых, несмотря на падение всех основных экономических показателей, Россия достаточно долгое время может существовать в прежнем формате, с той же экономической системой, с тем же политическим режимом, с теми же ключевыми фигурами в политике и экономике.

Во-вторых, поскольку коренное изменение существующей экономической системы означает слом всего жизнеустройства государства (так как система уже вполне консолидирована), издержки этого слишком велики не только для привыкшей сибаритствовать элиты, но и для народа в целом.

Попросту говоря, ни низы, ни верхи сегодня просто не готовы начать дело, возможно, сравнимое с индустриализацией 1930-х гг.

Учитывая историю России последних 100 лет, такое поведение следует рассматривать как достаточно рациональное. К тому же, ситуация в мире сегодня такова, что в любой момент могут возникнуть обстоятельства, благоприятные для сохранения существующих в России экономической системы и политического режима (вспомнить недавно начавшийся рост цен на нефть). То есть, «окончательный развал», «крах» и т.д. может наступить еще не скоро. Он может вообще не наступить при жизни нынешнего поколения (если, конечно, не рассматривать того варианта, что он уже давно произошел).

Таким образом, Россию в ближайшем будущем не ждет революция – как многие сегодня предсказывают, ее не ждет смена элит, «общественной формации» и проч.

При этом, естественно, ее не ждет и процветание…

 

Автор: А.И. Швырков 

Создание и поддержка сайта Doweb.pro

© 2011-2017 Изборский клуб. Все права защищены.

Яндекс.Метрика