Копьё Пересвета

Турецкий бунт

Автор: Константин Черемных

 

Когда цветущий Стамбул стал ареной уличного бунта, истерзанный Дамаск не удержался от злорадной рекомендации: не ездите, сирийцы, в Турцию, там опасно. 
Сирийцев можно понять. Еще в марте 2011 года премьер Турции Реджеп Тайип Эрдоган публично защищал Башара Асада. Но затем Турция согласилась на участие в ливийской операции НАТО, Асад стал мишенью критики турецкого МИД, а пограничная провинция Хатай — центром тренировок дезертирской Свободной сирийской армии. 
Почему Анкара отказалась от принципа "минимум проблем с соседями"? Вспомним, как называются партии, пришедшие к власти в Египте, Тунисе, Марокко после "арабской весны". Их имена перекликаются с образцом успеха — правящей турецкой Партией справедливости и развития (AKP). Эрдоган поддался на соблазн: сдаешь Дамаск — получаешь влияние во всей Северной Африке. 
На начало июня Эрдоган запланировал тур по странам Магриба, чтобы вернуться как раз к встрече с делегацией Еврокомиссии, которая должна была оценить прогресс Турции на пути в ЕС. Оба мероприятия были омрачены. После разгона демонстрантов в Стамбуле король Марокко побоялся принять Эрдогана, а еврокомиссар Фюле в своей обычной манере стал читать туркам мораль. 
Турецкое руководство пыталось совместить несовместимое: имперский проект с исполнением европейских капризов. Это казалось возможным: например, ужесточая продажу алкоголя законом от 24 мая, АКР ссылалась как на Коран, так и на практику Скандинавии.
Но "европейничанье" обходится издержками. Не только уязвимостью правящей партии перед сонмом НКО (из которых 40% базируется в Стамбуле), но и перерождением оппозиции. Недавно 59 депутатов от кемалистской Народной республиканской партии (CHP) внесли законопроект о закреплении прав сексменьшинств в Конституции. Какое отношение ЛГБТ имеют к Кемалю Ататюрку? Можно спросить: а какое отношение имеют красные флаги на Болотной площади к диктатуре пролетариата? 
Образ Ататюрка, первого лидера светской Турции, стал политтехнологическим товаром — с того момента, как Эрдоган задумал назвать новый мост через Босфор именем султана Селима, а на площади Таксим возвести торговый центр в стиле снесенных оттоманских казарм. Проект предусматривал снос всего 5 деревьев в соседнем парке Гези. А по Twitter растрезвонили — не 5, а все 600. 
Пропаганда неточностей не боится. Корреспондентка Cumhuriyet Нильгюн Джеррахоглу сравнила парк Гези с Химкинским лесом, где — она сама видела! — всё еще водятся лисы, кабаны, олени и реликтовые насекомые. Помнится, химкинский протест в России вначале был про лес, а потом — про олигархов, "контролирующих" консорциум по строительству трассы Москва—Петербург. Вот и стамбульские паркозащитники зрят в корень: в проекте воссоздания казарм есть интерес у компании Calik Holdings, а ею руководит зять премьера!
Лесозащитнице Чириковой вручал награду вице-президент США Джо Байден. А в организации "турецкого лета" Эрдоган подозревает его близкого союзника, главу Госдепа Джона Керри, а также экс-посла Великобритании в Турции Питера Вестмакотта. Скажете, на Западе кумовство не имеет значения? Вестмакотт, ныне посол Великобритании в США, женат на родной сестре Хасана Немази — этнического иранца и основного спонсора президентской кампании Джона Керри 2004 года. 
Место "кнопочного" социального взрыва тоже не случайно: до 1915 года на этом месте было армянское кладбище, а сейчас площадь Таксим — в округе депутата-курда Сирри Эндера, который первым вышел к демонстрантам. 
Еще одна деталь места: Стамбул претендовал на Олимпиаду-2020. А к Олимпиаде-2016 готовилась Бразилия. Эрдоган не случайно считает, что беспорядки в Стамбуле и Рио связаны между собой. Ведь тема защиты городской застройки и культурных памятников много лет "играется" в Турции так называемыми альтерглобалистами из Всемирного социального форума. Их основная база — бразильский Порту-Алегри, а спонсор — Rockfeller Foundation, повсеместно "заботящийся о природе". Кстати, Хасан Немази числится сразу в нескольких рокфеллеровских структурах…
В Сочи, где в 2014 году ожидается зимняя Олимпиада, все чаще вспоминают — видимо, тоже по подсказке из США — о могилах черкесов, истребленных русской армией, а еще о коррупции, а еще — ну как же без этого? — об экологических последствиях строительства. Это альфа и омега того же самого транснационального направления. И сегодня его прицелы все больше направляются на Россию. 
Это не значит, что России следует бросить Асада и начать обниматься с Эрдоганом. Это значит только, что нам нельзя позволить себе, чтобы нас застали врасплох. Ведь и у нас вспыхивают то здесь, то там искры очень похожего пламени (в июне этого года двухтысячный крестный ход против разработки "Воронежского никеля" с иконами и знаменами местных и приехавших издалека казаков, мужиков, анархистов и людей в масках вылился в поджог поселка геологов, едва спасшихся от "народного гнева").

Создание и поддержка сайта Doweb.pro

© 2011-2018 Изборский клуб. Все права защищены.

Яндекс.Метрика