Копьё Пересвета

К портрету большинства и меньшинства

На вкус, на цвет товарища нет. Большинство телеканалов подробно транслировало праздник ВМФ в Севастополе, пришедшийся на 1025-летие Крещения Руси, а канал РБК-ТВ предпочитал сюжеты о новинках IT. Может быть, тема представилась каналу слишком официозной, а партнерство славян — слишком далеким от "продвинутой" экономики. 


Вообще-то в севастопольском видеоряде, помимо официальных лиц, можно было разглядеть и обыкновенных граждан. На вопрос о том, что изменилось после Ющенко, не выученная ораторству горожанка сказала просто: "Напряженная была моральная обстановка, а сейчас хорошо. Возобновились доброта, теплота, желание общаться и желание быть вместе". И у киевлян читался на лицах уверенный покой надежды и смысла, и образ общего теплого дома, который соединял в себе и силуэт собора, и большой стиль послевоенной застройки Крещатика. 
Торговые споры, как семейная неурядица, отошли в праздник на задний план. Впрочем, Запад, соблазняющий Украину, тоже сейчас больше говорит не столько об экономике, сколько о ценностях. 
Западные ценности в праздник были представлены группой Femen. Все внимание "проевропейской" прессы было приковано не к проекту соглашения об ассоциации Украины с ЕС и не выборам мэра Киева, а к драгоценной тусовке девиц, которые повсюду — в Киеве, Париже или Триполи — эпатируют своим поведением верующих людей, а заодно крушат религиозные символы и изрисовывают церкви. 
Узок у нас круг этих революционеров, зато претензий у них хоть отбавляй. На днях экс-глава российской редакции радио "Свобода" Маша Гессен, полемизируя с министром культуры Москвы Сергеем Капковым на страницах "Афиши", изрекла, что душевное спокойствие граждан, или попросту комфорт, — это плохо. Почему? Потому что "дискомфорт — это обязательное условие протеста". А если люди приходят в Парк Горького отдыхать после работы, то они "от расслабленности не становятся носителями современных ценностей". 
Комфорт в Парке Горького — не единственная претензия Маши к властям. Чтобы внедрить современные ценности, она предлагает сделать с Москвой то же, что с Берлином. То есть избавить центр столицы от "имперской" архитектуры, от того самого Большого стиля. И неважно, что ее шедевры по критериям ЮНЕСКО — памятники истории. Уничтожить как класс. Зато лесопарк на Воробьевых горах — неприкосновенная территория, там нельзя ставить даже детские аттракционы: это "преступление против окружающей среды". Природе, по М. Гессен, нужен комфорт от людей. От детей в том числе.
Маша расстроена, что из Парка Горького никак не получается стамбульский парк Гези. Что-то мешает — не иначе как наследие имперского Большого стиля. Запретили в этом парке гей-акцию, а посетители не хватаются за булыжники и продолжают предаваться комфорту. С точки зрения "современных ценностей", это возмутительно. Ведь "самая острая тема в обществе — проблема гомофобии". Так видится Маше Гессен. Наверное, не ей одной. Три года назад в Москве аж двести человек устроили акцию под лозунгом "Москва без гомофобов". Место выбрали, правда, не на Воробьевых горах, а у могилы Неизвестного солдата. 
Такова закономерность: "духовную альтернативу" Запада почему-то тянет к могилам. В День города в Киеве гомосексуалы выбрали место для марша у Бабьего Яра. В Санкт-Петербурге их влечет на Марсово поле, к мемориалу жертвам революции (на котором так и написано). И даже в Турции митингующие под радужным флагом выбрали место для своих акций парк, где раньше было армянское кладбище.

ПОСТИНДУСТРИАЛЬНАЯ ПОДМЕНА

Что же это такое — современные ценности? В начале 90-х нас учили, что это парламентская демократия и свободный рынок. Что избавленное от цепей предпринимательство должно получить волеизъявление через партии, выражающие его интересы. И что поэтому мы должны отказаться от символов социализма и не бунтовать против богатых, а продавать им свою рабочую силу.
Однако бунт под оранжевыми флагами на Украине оказался не "плохим", а "хорошим". Джордж Буш отчитался перед Конгрессом о победном марше "цветных революций" — сербской, грузинской, украинской, киргизской, ливанской, и оказалось, что революция — очень даже положительное слово. 
"Арабская весна", случившаяся уже при демократе Бараке Обаме, внесла в новый подход окончательную ясность. Революция — хорошее слово, а плохое слово — это устои. . 
То есть, то, на чем держится любая культура, составившая духовную основу государства. 
Поскольку, чтобы соответствовать эталонам открытого общества и глобализации, мало многопартийности и членства в ВТО. Требуется еще и отказ от культурного первородства, от родовой памяти, а нашей стране — от воспоминаний об империи (поэтому победители должны сделать с собой то же, что поверженная Германия). Все это мешает современным ценностям в новом и "единственно верном" понимании. 
В эпоху соревнования двух мировых систем прогрессом называлось развитие индустрии, создающими блага для большинства людей. Имена изобретателей, конструкторов, строителей, покорителей недр и высот были окружены славой по обе стороны океана. 
Сейчас "прогрессивными" называются институты и НПО, партии и общества, которые проповедуют совсем другое. Не благополучие большинства, а чаяния искусственно выделенных меньшинств. Причем именно таких, которые не созидают новое, а разрушают созданное за много веков, и за прошлый век в том числе. Это меньшинства, отрицающие нормальную семью и продолжение рода, и соответственно, родовую память. Это этнические группы, противопоставленные государствам. Это религиозные течения и секты, от архаических до новейших, "пересматривающие" заповеди монотеистических религий. Это, наконец, особо "продвинутое" меньшинство бизнеса, как-то информационные технологии и якобы передовая альтернативная энергетика.
А традиционные капиталисты — ныне вовсе не привилегированный класс. Напротив, возникло отрицательное понятие "жирные коты". Кого причисляют к такой категории? Олигархов, "сросшихся с властью", например, приближенных к Хосни Мубараку или Башару Асаду? Миллиардеров, заседающих во Всекитайском собрании народных представителей? Не только. Центр американского прогресса (САР), пропагандистский орган Демократической партии США, отнесла к "жирным котам" и американских предпринимателей — братьев Кох. В чем они провинились? Во-первых, они строят химические заводы, что как бы автоматически означает "преступление против окружающей среды". А еще финансируют консервативные СМИ и поддерживают не просто республиканцев, а изоляционистов (противников американской экспансии, что тождественно врагам глобализации). 
Под гребенку "борьбы с жирными котами" попал даже медиа-магнат Руперт Мердок: его СМИ критиковали однополые браки и рассказывали о том, как делалась "арабская весна". Зато другой, более чем состоятельный финансист, хорошо нам известный Джордж Сорос, — вне подозрений, как супруга Цезаря. К тому же — спонсор не только самого САР, но и бунтарского движения Occupy Wall Street. 
На хэппенингах Occupy постоянными гостями были: ветераны "революции рока, секса и наркотиков" 1968 года; гендерные активисты; вожди племен американских индейцев; почтенные профессора, исповедующие не только левые идеи анархистского толка, но и теорию глобального потепления. Тот же набор был представлен и на массовках "возмущенных" (indignados) в Мадриде, где вместо индейцев были каталонские сепаратисты. И в турецком парке Гези, где первым получил трибуну курдский депутат Сирри Эндер (пресса сравнила его с Борисом Ельциным).
Бунтарская массовка в своем представлении — передовой отряд борьбы с властелинами мира. Однако набор ее лозунгов вполне соответствует тем "императивам", которые внушает миру глобальный истеблишмент. Тот, что не пашет, не сеет, не строит, а занимается идеологическим спонсорством. Достаточно зайти на сайт Rockefeller Foundation и ознакомиться с профилем его грантополучателей. Это все те же энтузиасты однополых браков, избранные этноменьшинства, деятели новой, однотипной для всего мира архитектуры и столь же однотипного искусства инсталляций и перформансов (Мараты Гельманы всех континентов). И обязательно — распространители климатических ужасов, они же защитники природы от человека, фактически отстаивающие не парки, а дикие джунгли.
Поэтому нельзя сказать, что Маша Гессен представляет правозащитников или западных дипломатов. Она представляет инстанции, претендующие на идеологическое господство над миром. У этих инстанций, как и у узкой группы сращенных с ними фондов, есть особый пунктик — тема народонаселения. Они его не всегда афишируют, но организацию Population Council (Совет по народонаселению) мы находим в перечне клиентов Rockefeller Foundation. Первым директором этого Совета, ныне прицельно работающий с молодежью, был Фредерик Осборн, глава Американского общества евгеники. В 1968 году Осборн написал: "Вероятнее всего, евгенические цели будут достигнуты не под именем евгеники, а под каким-то другим именем".

ПОД ЧУЖИМ ИМЕНЕМ

В телерасследовании Аркадия Мамонтова "Болото" были использованы кадры из фильма "Америка покоряет Восток" француженки Манон Луазо. Ей в 2005 году удалось добраться до интеллектуального штаба "цветных революций" — бостонского Института Эйнштейна и заснять его основателя Джина Шарпа в компании "духовных детей" из грузинской "Кмары" и украинской "Поры". Это снятие покровов с манипуляторов было событием. Но честная левая документалистка ошиблась, расценив "цветные революции" как империалистический замысел республиканца Буша. 
Точно так же ошиблись левые политики Латинской Америки, сделав Сан-Паулу, а затем Порту-Алегри центром всемирного движения антиглобалистов. Они не заметили, как знамя освобождения от "правого" мирового диктата выцвело и фактически изменило цвет. Сегодня Сан-Паулу — место проведения самых массовых в мире гей-парадов. А "альтерглобалисты" из Всемирного социального форума положили начало тому бунту, который в июне сотряс Бразилию. 
Издали представляется, что крайне левые бунтуют против левых. При приближении оказывается, что новые бунтари по своим ценностям противоположны левым правительствам. Эти правительства были солидарны с католиками-теолибералами и форсировали строительство заводов, дорог, жилья. А бразильский бунт начался с саботажной акции индейцев против строительства ГЭС и автострады через Амазонию. Не против капиталистической эксплуатации, а против развития. 
Главная фигура протеста, лидер "Сети устойчивого развития" Марина Сильва, училась в католическом колледже, затем перешла в пятидесятническую "Ассамблею Бога", а теперь ее критикуют и там — за инициативу референдума об абортах и декриминализации марихуаны. Рискует потерей электората? Не беда: она же поднимается не по национальной, а по глобальной карьерной лестнице. Министр спорта Бразилии Альдо Ребелу говорит, что у Марины Сильвы "давно сложились отношения с британской аристократией". Именно британская аристократия внесла евгеническую тему в мировую повестку дня. Сэр Томас Мальтус родился раньше Адольфа Гитлера. 
Время ("тайминг", как говорят манипуляторы) протеста совпало с футбольным Кубком конфедераций. А визитной карточкой — мяч, перечеркнутый крестом. Мишень — не только правительство с его избыточными расходами на стадионы. И не только футбол, гордость страны. В центре государственного флага Бразилии — синий шар с лентой, на которой начертано "Порядок и прогресс". Перечеркнутый мяч означает: не будет бразильцам ни порядка, ни прогресса, ни государства, а будет дикая языческая Амазония. 
Тайминг суррогатной революции — не то же самое, то повод. Претензии глобалистов к Бразилии возникли давно. Глава государства Дильма Русефф договорилась с Китаем о прямом валютном обмене. Она видела свою страну центром притяжения латиноамериканского континента — одним из полюсов многополярного мира, центром собирания семьи народов. Да еще и отказалась поучаствовать в срыве выборов Николаса Мадуро в Венесуэле. До начала бунта она получила прямое предупреждение: 
"Демократы со всего мира были неприятно поражены молчанием президента Лула да Силвы по поводу вопиющих нарушений прав человека на Кубе, а также посягательств на демократию Уго Чавеса в Венесуэле, Рафаэля Корреа в Эквадоре и Даниэля Ортеги в Никарагуа. Мы надеялись, что Дильма Русефф будет придерживаться другой линии. Но ничего подобного не происходит. Бразилия немедленно признала победу Николаса Мадуро, хотя и прекрасно понимала, что такой результат вызывает серьезные сомнения".
Кто же это такие "мы", которые "надеялись на другую линию"? Автор текста Мойсес Наим — бывший исполнительный директор Всемирного банка. Другие регалии — штатный сотрудник Carnegie Endowment, член советов директоров National Endowment for Democracy, International Crisis Group, Open Society Foundations, глава совета директоров Population Action International ("Международное действие по народонаселению"). Это типичный "джентльменский набор" функционера новейшего мирового порядка. 
Угрозу глобального банкира бесплатно исполняет безработная молодежь. Ее наставники-профессора с калифорнийских кафедр учат, что из анархии родится свобода. А из анархии рождается то же самое, что в распавшемся СССР и в обезглавленной Ливии — разруха, бандитизм, междоусобицы и бегство капитала в США. Агенты, не ведающие о том, что они агенты — самый удобный инструмент больших манипуляций.


ДЖЕНТЛЬМЕНСКИЙ НАБОР

Не только Марина Сильва меняет веру на карьерной лестнице. Джеффри Сакс, которого мы помним как нашего неолиберального учителя, сегодня возглавляет Институт Земли в Колумбийском университете, где Сорос состоит в совете директоров. И поэтому профессор Сакс также был замечен на "антикапиталистических" митингах Occupy. Не правда ли, знакомо? В 1990-х так же меняли цвет дальновидные советские партноменклатурщики. 
В глобальной номенклатуре предусмотрен механизм вертикальной мобильности: туда можно попасть не только по дружбе с Рокфеллерами или Соросом, но и за особые заслуги. Так, зажигательница йеменских протестов Тавакуль Карман избрана в консультативный совет Transparency International ("Международная прозрачность"). И хотя Тавакуль происходит из партии "Ислах", родственной "Братьям-Мусульманам", она заседает в этом совете вместе с Мохаммедом эль-Барадеи, только что ставшем вице-президентом Египта на штыках армии, свергшей "Братьев-Мусульман". Видимо, для ее начальства поджигательные заслуги, исчислимые в жертвах и экономическом ущербе, важнее партийной принадлежности. 
В том же совете — Джимми Картер, в год "арабской весны" выразивший полную солидарность с Соросом по части легализации наркотиков. На высшем глобальном уровне представлены лоббисты бизнеса, более прибыльного, чем нефть и газ. 
Главой Transparency International, собирающего материал на "жирных котов" (прежде всего из "заведомо коррумпированной" добывающей промышленности), сегодня является канадка Югетт Лабель — член группы советников Всемирного банка по борьбе с коррупцией, член группы советников Азиатского банка развития по изменению климата и член правления Глобального центра за плюрализм. В первых строках спонсоров Transparency — фонды Билла Гейтса (Microsoft) и соросовское Open Society. Какая может быть прозрачность без электронного вторжения и скупки ученых? 
О договорных отношениях IT-магнатов со спецслужбами Эдвард Сноуден нам уже рассказал. Что касается "прозрачников", то если еще есть сомнения в том, за что они борются — за верховенство права или против законных правительств, откройте программы ежегодных конгрессов Transparency: в их рамках ведут семинары Международного центра по ненасильственным конфликтам (ICNC) — дочерней структуры Института Эйнштейна. Кстати, в составе этого института еще в начале 1990-х, помимо военных стратегов, присутствовали и "религиозные реформаторы", и "климатические агитаторы". 
В консультативном совете Transparency мы встречаем также исполнительного директора Greenpeace. Этот альянс нам уже знаком: сначала "прозрачники" вместе с друзьями джунглей появились в Химкинском лесу в компании спецкоров "Радио Свободы", и только потом там материализовалась пара Навального с Чириковой. С разоблачениями "жирных котов", "скрывающихся" за строительством автострады Москва—Петербург.
Свои мечтатели о глобальной карьере — в Болгарии. Программист Ангел Славчев сначала стал агитатором после строительства АЭС в Белене, потом — разоблачителем русских бизнесменов, якобы задумавшей застроить Морской парк в Варне, а потом уже агитатором за пересмотр выборов. Итог — йеменский: осада парламента, убийства, самосожжения, транслируемые по соцсетям. Кто-то горит живьем, а "ненасильственный" активист Славчев делает карьеру.
Предлогом в Болгарии были тарифы на электричество. Предлог может быть любым: в Сан-Паулу — транспортные тарифы, в Стамбуле — запрет на ночную торговлю пивом. Предлог — не повод. И в этом убеждает очень откровенная статья Дэвида Крамера (Freedom House) и Лилии Шевцовой (Carnegie Endowment) в American Interest от 3 июля. 
Там предвидится "четвертая волна демократии" — вслед за волнами перестройки, "майдана" и "арабской весны" (они ставятся в ряд как вещи одного порядка). И приводится список национальных лидеров, которые эту волну якобы провоцируют своим "авторитаризмом". В списке мы находим Мохаммеда Мурси (тогда еще президента Египта), и еще — Дильму Русефф, Реджепа Эрдогана и Владимира Путина. 
То есть, лидеров трех стран, претендующих на статус полюсов влияния — и потому неугодных мировой номенклатуре. 
Крамер и Шевцова не забывают анонсировать тайминг "волны" в России — конечно же, это Олимпиада в Сочи. Лучшего времени и места для создания "дискомфорта", спекуляций на защите природы и этносов и нанесения экономического ущерба придумать трудно. Тем более, что на этом деле уже начато немало карьер. И вовлечено немало бизнес-интересов, удобно "играемых" друг против друга. 
Повод есть и тайминг есть — дело за предлогом. Маша Гессен его пока не озвучила, но занялась книгой о семье бомбистов Царнаевых.

ЛЕСТНИЦА В ПУСТОТУ

Каждому свое: по глобальной разнарядке Transparency работает с массами, накачивая социальную зависть; Freedom House — с активистами; Carnegie (где начинал карьеру Майкл Макфол) — с элитами. А общие знаменатели — соблазн, шантаж и сталкивание лбами. 
"У граждан просто не осталось аргументов в пользу власти. Ненависть к правящему классу достигла такой степени, что чиновникам следует опасаться физической расправы. Депутатов вывезли на бронированных фургонах, а назавтра они не явились на работу: испугались… Президента никто не слушает: по мнению экспертов, он уже политический труп". Так описывается болгарский бунт в репортаже канала РБК-ТВ. 
За кадром остается деиндустриализация Болгарии в душных объятиях трансатлантической номенклатуры. За кадром остается давление Брюсселя на Софию, итог — закрытие 4 из 6 реакторов Козлодуйской АЭС, отказ от строительства болгаро-греческого нефтепровода, замораживание проекта "Белене", трата средств на альтернативную энергетику, в итоге — бюджетный голод и рост энерготарифов. Это все неважно телеканалу Михаила Прохорова, "столкнутого лбом" в борьбе за власть. Ему важна сама заразительная картинка уличной анархии, сопровожденная ритуальным зубоскальством по поводу правящего класса. 
Одни владельцы наших "проевропейских" СМИ рассчитывают просто "подняться" на "четвертой волне", а иные, возможно, мечтают оказаться в той же категории неприкасаемых, как Сорос и покойный Марк Рич. Однако вклад ИД "Коммерсант" в химкинскую эпопею не защитил Алишера Усманова ни от придирок к его ташкентской биографии в лондонских судах, ни от разоблачения родственников в загрязнении лесов тех же Химок. А в Люксембурге Партия зеленых нашла след "русской мафии" в лице владельца "Новой газеты" Александра Лебедева. Если даже его правозащитное усердие не уважили, то Прохорову, вышедшему из заведомо "антиэкологического" "Норникеля", после одноразового использования уж точно не только заблокируют оффшоры, но и припомнят Куршевель. Здесь уместна строчка из Галича: не горюйте вы зазря, не стенайте — не сидеть вам ни в синоде, ни в сенате (глобальном). Там свои принципы отбора. 
Впрочем, соглашаться олигархам на роль одноразового инструмента или нет — это их дело вкуса. Мы можем сделать свой выбор и без них. Нам могут помочь законодатели, если догадаются, что агентура определяется не "иностранством" деятельности, а ее сутью и результатом. Нам могут помочь гостелеканалы, если их миссия пропаганды найдет образы добра и зла. Кстати, в их эфире не помешало бы с выражением зачитывать тексты Маши Гессен или Шевцовой с Крамером. Они добавляют много штрихов к портрету глобальных номенклатурщиков. Которым мешает не только Путин, но и наше нормальное большинство, мы с вами. Тем, что мы живем, дышим, строим, отдыхаем и еще без их спроса рожаем детей. И будем рожать.

Создание и поддержка сайта Doweb.pro

© 2011-2018 Изборский клуб. Все права защищены.

Яндекс.Метрика